Канадский ледокол «Амундсен». Фото: natoassociation.ca

Почему Канада не получит Северный полюс

Усилия Оттавы по картированию центральной части Северного Ледовитого океана в попытке подвести научную базу под канадские притязания на Северный полюс являются огромной потерей денег налогоплательщиков, считает один из ведущих специалистов страны по международному праву и Арктике.
мая 10, 2016

Майкл Байерс, профессор-исследователь глобальной политики и международного права в Университете Британской Колумбии и автор книги «Международное законодательство и Арктика», считает, что существующее международное право не дает Канаде юридических оснований претендовать на Северный полюс, даже если ей удастся доказать, что ее континентальный шельф простирается до самого полюса и дальше него.

Интервью Radio Canada с Майклом Байерсом (аудио) 

В соответствии с положениями Конвенции ООН по морскому праву, ратифицированной Канадой в 2003 году, прибрежные государства могут заявлять права на морское дно протяженностью до 350 морских миль, если могут доказать, что континентальный шельф является естественным продолжением их сухопутной территории. Помимо этого, если прибрежное государство может доказать, что подводная возвышенность, подводный горный хребет, связанный с ее сухопутной территорией и геологически идентичен ей, простирается далее 350 миль от его береговых линий, оно может заявить свои права на морское дно за пределами 350 миль.

На прошлой неделе в интервью Radio Canada International, канадские официальные лица сообщили, что Канада планирует подать свою заявку на арктический континентальный шельф в 2018 году. По словам чиновников, ожидается, что заявка в ООН по границам континентального шельфа будет включать и Северный полюс, на который уже подали заявки Россия и Дания.

Канада подаст заявку на границы арктического континентального шельфа в 2018 году 

Канадские ученые заявляют, что собрали достаточно научных подтверждений для доказательства того, хребты Ломоносова и Менделеева и поднятие Альфа, простирающиеся по дну Северного Ледовитого океана от Канада и Гренландии до России, являются подводными поднятиями, что дает Оттаве право на морское дно до самого Северного полюса за пределами границы в 350 морских миль.

«То, что говорят вам канадские чиновники в мае 2016 года, так это то, что они выполняют политическое задание (бывшего премьер-министра) Стивена Харпера от декабря 2013 года», - сказал Байерс.

ADVERTISEMENT

По словам Байерса, именно Харпер не послушался совета привлеченных правительством Канады ученых и специалистов по международному праву и принял решение провести дополнительные исследования в центре Северного Ледовитого океана, чтобы включить Северный полюс в канадскую заявку.

«Это ведь вопрос не только науки, это и вопрос международного права, регулирующего морские границы, - сказал Байерс. - Канада не сможет успешно заявить права на Северный полюс не по причине отсутствия научных данных, а потому, что в соответствии с международным правом, определяющем морские границы, Северный полюс окажется глубоко на датской стороне».

Хребет Ломоносова, простирающийся под Северным Ледовитым океаном от Сибири до берегов Канады и Гренландии, также может являться продолжением Гренландии, что делает его частично датским, и продолжением азиатского континента, что делает его, по крайней мере, частично русским, сказал Байерс.

Равноудаленные линии

Канада и Дания, которой принадлежит Гренландия, уже провели делимитацию морских границ на значительной части Арктики.

«Главным правилом международного права в отношении подобных морских границ является принцип равноудаленности, то есть это линия, идущая от береговой линии наружу, находящаяся на равном удалении от береговых линий обеих сторон в каждой ее точке, - сказал Байерс. - И если провести такую линию до центральной части Северного Ледовитого океана, то Северный полюс без вопросов окажется на датской стороне».

Помимо этого, в ноябре 2012 года правительство Харпера объявило, что пришло к соглашению с Данией относительно расположения этой разграничительной линии на расстоянии двухсот миль от берега по границе так называемой исключительной экономической зоны, и что две страны договорились использовать принцип равноудаленности.

«Ученые могут говорить «да, есть научное доказательство того, что канадский континентальный шельф включает Северный полюс», но это если только смотреть на научную сторону, - сказал Байерс. -  Как только посмотришь на юридическую сторону, он очевидно становится или датским, или российским».

Наследие Харпера

По словам Байерса, Харпер настоял на проведении дополнительных исследований отнюдь не по причине отсутствия научных данных.

«Он не хотел стать премьер-министром, который отказался от притязаний Канады на Северный полюс, - сказал Байерс. - С политической точки зрения ему была невыгодна критика со стороны оппозиционных партий за отказ от Северного полюса. Поэтому он просто отбил этот вопрос словно мяч дальше в поле, попросив провести дополнительные исследования».

Грустно то, что, зная все это, новое либеральное правительство премьер-министра Джастина Трюдо, решило идти по стопам Харпера, сказал Байерс.

«Вместо того чтобы проявить смелость и основывать свои решения на фактах, на том, что им говорят эксперты, особенно специалисты по международному праву из МИДа, они решили спрятаться за старыми политическими решениями Харпера, - сказал Байерс. - И это очень жаль, потому что стоимость картирования этого района крайне высока».

Россия, например, ограничилась картированием только своей стороны хребта Ломоносова и не предъявила притязания на все поднятие.

«Она остановилась сразу же за Северным полюсом по направлению к канадскому и датскому секторам, потому что знала, что ей не нужно вести картирование дальше этой точки, поскольку конечным результатом будет проведение морской границы где-то посередине океана, - сказал Байерс. - Не где-то далеко в глубине канадского или датского сектора, а где-то посередине. Поэтому Россия провела картирование только там, где ей это было необходимо».

Причина во внутренней политике

Канада и Дания не последовали этому прагматичному подходу, сказал он.

«К сожалению, они позволяют вопросам внутренней политики вмешиваться в принятие решений», - сказал Байерс.

Ожидается, что этот последний и ненужный этап картирования океана обойдется примерно в 100 млн долларов, сказал он.

Этим летом к крупнейшему канадскому ледоколу Louis S. St-Laurent присоединится шведский ледокол Oden для проведения последнего этапа съемки в Северном Ледовитом океане в рамках совместной канадско-шведской программы научных исследований.

Это означает, что он не будет выполнять свои обычные задачи в акватории Канадского арктического архипелага в Северо-западном проходе, сказал Байерс.

«Нам не хватает ледоколов, и отправка одного из них на Северный полюс по этой прихоти не имеет никакого экономического смысла и потенциально вредит другим интересам», - сказал он.

Долгий процесс

Комиссии ООН по границам континентального шельфа может потребоваться 10-15 лет для изучения всех данных, предоставленных Канадой, после чего последуют длительные переговоры между Россией, Канадой и Данией о морской границе в Северном Ледовитом океане.  

«В конечном итоге, возможно, наши дети или даже внуки смогут отпраздновать определение юридического статуса в центральной части Северного Ледовитого океана, - сказал Байерс. – Потому что мы все давно будем уже на пенсии, когда получим четкий результат».

Романтические идеалы

Ирония ситуации заключается в том, что кроме символического права на самую северную точку планеты владение Северным полюсом на практике не дает каких-либо значительных преимуществ.

“Северный полюс – это не то, что представляется большинству людей. «Это не место, где стоит мастерская Санта-Клаус, - сказал Байерс. – На самом деле он находится посреди большого и опасного океана; глубина на Северном полюсе достигает 4000 метров; большую часть года он закрыт находящимися в постоянном движении морскими льдами; температура часто падает до -50 градусов; это одно из самых негостеприимных мест на планете и поэтому не имеет экономической ценности».

Все эти заявки касаются только вопроса обладания правами на морское дно и ресурсами, которые оно потенциально содержит, добавил он.

«Не могу представить себе, чтобы кто-то захотел бы добывать здесь нефть на глубине 4000 метров вдали от берега, портов и других людей, - сказал Байерс. – Все это связано с внутренней политикой. Политики играют на детских воспоминаниях людей о Санта Клаусе и о том, что он живет на Северном полюсе. Жестокая реальность состоит в том, что Северный полюс – это опасное и отдаленное место, и мы как страна тратим сотни миллионов долларов, чтобы защищать наших политиков от критики».

Примечание: правительственные чиновники не были доступны для комментария во второй половине дня в пятницу, когда записывалось это интервью, хотя мы дадим им возможность отреагировать в понедельник.

Материал публикуется на Independent BarentsObserver’е в рамках сотрудничества государственных и частных СМИ циркумполярного региона Eye on the Arctic

 

ADVERTISEMENT

Sections
Арктика

Advertisement

ADVERTISEMENT