Prime Minister Erna Solberg on the Norwegian-Russian border. Archive photo: Atle Staalesen

Новая арктическая политика Норвегии отражает значительное изменение картины безопасности в регионе

В основе нового стратегического документа лежит резкое изменение отношений между Норвегией и соседней Россией.
декабря 01, 2020

«Ситуация в области глобальной безопасности стала более сложной и напряженной», — подчеркнула премьер-министр Норвегии Эрна Сульберг, представляя 27 ноября новый главный арктический документ страны.

В новом стратегическом документе под названием «Люди, возможности и интересы Норвегии в Арктике» сделан упор на инвестиции в северные сообщества и возможности развития для молодежи. Но главный посыл документа заключается в том, что за несколько лет на Крайнем Севере произошли кардинальные изменения и что отношения с могущественным восточным соседом Норвегии полностью изменились.

Отношения с Россией

В 2011 году, когда правительство Норвегии представляло свой предыдущий официальный документ по Арктике, Россия рассматривалась в качестве партнера, с которым Осло может взаимодействовать по широкому спектру масштабных совместных проектов. В то время премьер-министром Норвегии был Йенс Столтенберг, а документ отражал видение тогдашнего министра иностранных дел Йонаса Гар Стёре об отношениях с Россией, которые постепенно должны стать такими же открытыми и доверительными, как между странами Северной Европы.

О кардинальных изменениях по сравнению с с 2011 годом говорит и министр иностранных дел Ине Эриксен Сёрейде.

«Мир изменился с тех пор, как девять лет назад был опубликован предыдущий стратегический документ Норвегии по Арктике. Было необходимо обновить наше понимание основных вызовов и возможностей на севере. В частности, с 2011 года значительно изменилась ситуация в области безопасности, и потребовался новый анализ. Это стало важной частью работы над новым документом», — сказала Эриксен Сёрейде в своем выступлении на представлении документа.

 
Ине Эриксен Сёрейде на празднованиях событий Второй мировой войны в 2019 году. Фото: Атле Столесен

«Самый важный регион»

Сёрейде говорила о стратегическом документе по Арктике в северном городе Альта в уютной обстановке зимнего лагеря, созданного по мотивам саамских ремесел и традиций. Мероприятие, во время которого ряд министров вместе с представителями местного бизнеса и молодежи отвечали на вопросы, транслировалось в прямом эфире.

Но в первую очередь документ показывает, что ситуация на Крайнем Севере изменилась и стала более серьезной.

«Мы сталкиваемся с жесткой позицией России и действиями новых игроков», — заявила министр иностранных дел. Она подчеркнула, что Крайний Север является стратегически «самым важным регионом ответственности» правительства.

193-страничный документ затрагивает значительное число различных вопросов. Но открывает его раздел, посвященный национальной безопасности.

Авторы утверждают, что «наращивание сил и военная модернизация со стороны России могут напрямую бросить вызов безопасности Норвегии и союзных стран».

При этом в документе подчеркивается, что не все так плохо. Норвегия и Россия продолжают сотрудничать по таким вопросам, как рыболовство, ядерная безопасность и окружающая среда, а также в многосторонних форматах, таких как Арктический совет и Баренцево сотрудничество.

ADVERTISEMENT

Радужные перспективы

Когда в 2011 году Норвегия опубликовала предыдущий стратегический документ, совсем незадолго до этого двум странам удалось разграничить обширные акватории в Баренцевом море. Доверие росло более 20 лет, и правительство Осло было уверено, что пришло время для крупных совместных промышленных проектов с российскими партнерами.

Во вступительной части документа подчеркивалось, что «в течение двух десятилетий отношения перешли от конфронтации времен холодной войны к отношениям большего доверия, роста контактов и расширения сотрудничества».

«В этот период недоверие времен холодной войны в значительной степени сменилось нормальными добрососедскими отношениями», — подчеркивали авторы документа.

Совместные проекты в области энергетики

В документе говорилось об огромных возможностях для Норвегии и России по развитию на севере «новой промышленной эры» и нового «энергетического региона Европы».

Главной частью всего этого были нефть и газ, а норвежские государственные компании активно занимались получением долей в проектах на шельфе Арктики как на норвежской, так и на российской стороне границы, которые, как ожидалось, принесут огромные прибыли. 

В том же году средняя цена на нефть достигла рекордного уровня в 111 долларов за баррель.

Стратегия рисовала картину, казалось бы, безграничных возможностей.

«В такой ситуации естественно обратиться в будущее, и Норвегия возьмет на себя инициативу по разработке новой Декларации о сотрудничестве, определяющей перспективы и направления сотрудничества на следующие 20 лет», — говорилось в документе, а в качестве приоритетных были выделены такие направления, как горнодобывающая промышленность, народная дипломатия, интеграция рынков труда и усиление координации в сфере образования, окружающей среды и научных исследований.

Меньше Баренцева сотрудничества

Симптоматично, что в документе 2011 года слово Россия упоминается 253 раза, а в новом документе 2020 года — лишь 90 раз. И если в предыдущем документе российский арктический Мурманск упоминается в общей сложности 22 раза, то сейчас — только 2 раза.

Баренцево сотрудничество остается приоритетом для правительства Норвегии. Но и здесь виден существенный сдвиг. Хотя документ 2011 года на 40 страниц короче версии 2020 года, слово Баренц упоминается в нем в общей сложности 291 раз, а в новом документе — только 160 раз.

Точно так же в документе 2011 года Норвежский Баренцев секретариат 12 раз был отмечен в качестве одного из основных инструментов для развития трансграничных региональных отношений с Россией. Девять лет спустя организация, занимающаяся распределением грантов для проектов и принадлежащая двум северным норвежским регионам, кратко упомянута лишь дважды.

Важный регион

В 2011 году мало кто мог предположить такой поворот событий в ближайшем будущем. В долгосрочном прогнозе на период до 2030 года в докладе говорилось, что «за последние 20 лет на севере произошли огромные изменения, но в конечном итоге история может показать, что в 2011 году мы стояли только на пороге Десятилетия Крайнего Севера».

Прогнозы авторов документа могут и сбыться, но совсем в другом ключе. Значение Крайнего Севера действительно растет, но не в предполагавшемся духе сотрудничества и общих интересов.

 

 

 

ADVERTISEMENT

Sections
Арктика

ADVERTISEMENT