Пожар на стратегической АЛП К-84 в плавучем доке в Росляково. Декабрь 2011. Фото: Bloger51

Пока Путин хвастался новым ядерным вооружением, вице-премьер признал, что в 2011 году Мурманск был на пороге ядерной катастрофы

марта 02, 2018

Российский президент Владимир Путин уделил большую часть своего послания Федеральному собранию рассказу о ядерных вооружениях. В ясном посыле США он особо подчеркнул, что новые ракеты могут пройти через любые противоракетные системы.

«Ничего подобного ни у кого в мире пока нет», – сказал Путин во время демонстрации анимации, иллюстрирующей невозможность перехвата новых российских баллистических и крылатых ракет.

В Москве Путину и его эффектному рассказу о ядерных вооружениях аплодировала аудитория, состоящая из законодателей, министров, высокопоставленных чиновников и ведущих бизнесменов. Речь президента приковала внимание СМИ по всему миру.

Не так много внимания привлекло одно-единственное предложение в большом интервью вице-премьера РФ Дмитрий Рогозина, опубликованное на этой неделе газетой «Коммерсант».

Рогозин, до декабря 2011 года занимавший должность представителя России при НАТО, рассказал о своих первых днях в должности вице-премьера по вопросам оборонной промышленности.

«Самое первое событие, которое я запомню на всю свою жизнь,— это пожар на многоцелевой атомной подлодке «Екатеринбург» в плавдоке судоремонтного завода в Росляково. Указ президента о назначении вышел 23 декабря, а инцидент произошел 29 декабря, я толком-то в кабинет не успел заехать, – рассказал он. – …Мы со специалистами просчитывали возможное развитие событий, оперативно принимали решения. Ведь на лодке при постановке на ремонт не выгрузили боекомплект: на ней находились и торпеды, и штатные баллистические ракеты». 


ADVERTISEMENT

На тот момент «Екатеринбург» (К-84) как одна из шести стратегических АПЛ Северного флота играл важную роль в морской составляющей российской ядерной триады. Подводная лодка проекта «Дельфин» (в кодификации НАТО класс Delta-IV) в норме несёт 16 баллистических ракет с четырьмя боеголовками каждая. То есть на момент пожара 29 декабря в ракетных шахтах находилось до 64 ядерных бомб.

Кроме того, в составе энергетической установки на борту АПЛ имеется два атомных реакторов.

Реакторы были заглушены 8 декабря, когда К-84 была поставлена в док, и когда пожар попал на первые полосы российских и международных СМИ, чиновники Министерства обороны заверили мир, что и ракеты уже были выгружены. Слова Рогозина из интервью «Коммерсанту» подтверждают  то, о чём много лет догадывались: что ракеты выгрузили, было просто неправдой.

Оставить на борту ядерные ракеты или другое вооружение является нарушением требований безопасности на флоте при постановке подводных лодок на ремонт в док.

Спустя 20 часов горение резинового покрытия подводной лодки было остановлено путём погружения дока и заполнения его морской водой. Что было бы, если бы огонь добрался до торпедного или ракетного топлива, трудно себе представить. 

Сам Рогозин приехал на судоремонтный завод, расположенный к северу от Мурманска, через несколько дней, чтобы поблагодарить рабочих, спасших подводную лодку «и всех нас от тяжёлых последствий».

Ракеты Р-29РМ – жидкотопливные, и в худшем случае при возгорании топлива ракета может взорваться и разрушить плутониевые боеголовки, вызвав тем самым радиоактивное заражение окружающей территории. Кроме того, с дымом пожара частицы плутония могут подняться в воздух и перенестись ветром на большое расстояние.

После пожара министры иностранных дел Норвегии и Швеции Йонас Гар Стёре и Карл Бильдт выступили с критикой по поводу отсутствия официальной информации от Москвы.

«Основную долю того, что мне известно, я узнавал из СМИ», – сказал Бильдт в интервью шведскому телевидению. Два месяца спустя на обсуждении пожара в норвежском парламенте Стёре сказал: «Когда на подводной лодке пожар, нас это беспокоит. Для беспокойства есть дополнительные причины, поскольку за последние несколько дней мы слышали от российских официальных представителей, что на борту могло быть ядерное оружие».

Вопрос о наличии ядерного оружия на борту К-84 стал распространяться в Мурманской области, как только стало известно о пожаре.

Росляково – посёлок с несколькими тысячами жителей, расположенный в шести километрах к северу от Мурманска и семи километрах к юго-востоку от Североморска, главной базы Северного флота.

В радиусе 30 км от горящей субмарины находилось 400.000 человек. В эту зону попадают Мурманск и Кола, а также закрытые военные города Североморск, Снежногорск, Полярный, Гаджиево и Видяево. Норвежский Киркенес – в 145 км, самый северный город Финляндии Ивало – в 230 км от Росляково.

Росляковский плавучий док – самый большой на Кольском полуострове. Часто используется для ремонта и обслуживания крупных военных судов, в том числе тяжёлого атомного ракетного крейсера «Пётр Великий». Фото: Томас Нильсен

Серьёзные ЧП с ядерным оружием нечасто, но случаются. Самым известным стало крушение американского самолёта B-52 с четырьмя водородными бомбами на гренландской авиабазе Туле в 1968 г. Радиоактивным плутонием тогда была заражена большая площадь. В 1991 году в Белом море на АПЛ проекта «Акула» (в кодификации НАТО класс Typhoon) с 19 ядерными ракетами на борту в шахте взорвалась и сгорела учебная ракета.

Спустя два года в Норвежском море на борту подводной лодки «Комсомолец» Северного флота произошёл пожар, в результате чего она затонула с двумя ядерными торпедами на борту. Подводная лодка и две боеголовки по сей день находятся на дне моря в 160 км от о. Медвежий.


Благодаря вашей помощи мы имеем возможность продолжать свободную и независимую журналистскую деятельность в приграничье с Россией на севере. Поддержите Barents Observer! ​

ADVERTISEMENT

Advertisement

ADVERTISEMENT