Руслан Шаведдинов служит на отдаленной военном посту на архипелаге Новая Земля в Арктике. Фото: Навальный Live

Критик Кремля Руслан Шаведдинов рассказывает о своей службе на Новой Земле

По словам борца с коррупцией и члена возглавляемого Алексеем Навальным оппозиционного движения, российские власти намеренно отправляют молодых критиков режима на военную службу в суровых условиях в самых отдаленных районах страны.
июля 23, 2020

Проведя несколько месяцев в полной изоляции на отдаленном военном посту на арктическом архипелаге Новая Земля, на прошлой неделе Руслан Шаведдинов появился на заседании суда в Архангельске.

Шаведдинов служит на Новой Земле на площадке под названием Черакино.

Это дало возможность дать показания молодому человеку, которого в конце декабря насильно задержали в Москве и отправили на военную службу на Крайний Север,.

Иск

Причиной слушания в Архангельском гарнизонном военном суде стала обжалование Шаведдиновым запрета на доступ к телефонной связи и общение с внешним миром. Обычно во время службы призывникам разрешается определенное количество раз пользоваться телефоном. Но Шаведдинова лишили этого права.

В начале этого года Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального обратился в суд с утверждением, что его сотрудник незаконно лишен возможности общаться с внешним миром, но 26 февраля проиграл дело в одном из судов Москвы.

Политическая ссылка

В своих выступлении в суде активист-призывник подчеркнул, что его службу необходимо считать политической ссылкой, и что она направлена на то, чтобы запугать не только его самого, но и всех политически активных молодых людей в России, выступающих против нынешнего режима.

«Это очень плохая тенденция, и очень плохие времена наступают, когда Министерство обороны используют как филиал УФСИН», ‒ сказал Шаведдинов в ходе слушания. Расшифровку его речи опубликовало издание «Медиазона».

Остров военных

Шаведдинов провел какое-то время в части ПВО в Рогачево, после чего его перевели на дальний пост примерно в 300 километрах севернее.

ADVERTISEMENT

По словам Шаведдинова, это место называется Черакино и там практически отсутствуют какие-либо условия для жизни.

Это часть под номером 26984, где нет ни воды, ни света. Воду берут из местных ручьев или топят снег, а электричество вырабатывает старый тракторный генератор. Здесь есть как офицеры, так и призывники, и все они живут в «бочке», где зимой очень холодно и течет крыша.

По словам Шаведдинова, раз в два месяца сюда прилетает вертолет с мешком муки и мешком консервов.

Предполагается, что Черакино находится на берегу пролива Маточкин Шар, разделяющего Северный и Южный острова архипелага.

Недалеко оттуда находятся полигоны, которые десятки лет использовались Советским Союзом для испытаний ядерного оружия.

В армию забирают все больше активистов

По словам Шаведдинова, он далеко не единственный критик режима, которого насильно отправили служить.

Недавно российская армия насильно забрала служить на далекую Чукотку еще одного сотрудника ФБК Артема Ионова. Считается, что Ионов, занимающийся в фонде настройкой Интернета, страдает астмой и не годен к военной службе.

Также недавно задержали и отправили в Архангельск Ивана Коновалова, пресс-секретаря «Альянса врачей». Шаведдинов считает, что Коновалова отправят служить дальше на отдаленный военный пост подобный Черакино.

«Альянс врачей» ‒ это критически относящаяся к режиму организация, которая активно участвует в борьбе с коронавирусом.

Назад в СССР

Это возвращение к советским временам, когда «нелояльных» молодых людей нередко отправляли на Новую Землю для службы в строительных батальонах.

Сегодня этот далекий северный архипелаг снова является стратегически важным районом российской Арктики. Здесь разворачивают новые вооружения, в частности зенитные ракетные комплексы С-400. Также предполагается, что далекий архипелаг используется для испытаний новых видов вооружений.

«Я не буду молчать»

Руслан Шаведдинов должен вернуться из «арктической ссылки» в декабре. При этом он не исключает, что власти найдут повод дольше удерживать его под стражей.

По его словам, в итоге он все равно окажется на свободе и сможет рассказать об этих вопиющих нарушениях его базовых прав

«Я не буду молчать. Я не буду бояться. Я продолжу свою деятельность».

 

 

ADVERTISEMENT

Advertisement

ADVERTISEMENT