Корабли ВМС США в порту Рейкьявика. Фото: Томас Нильсен

В фокусе новой арктической стратегии США — «повседневная конкуренция» с Россией и Китаем

Стремительное таяние морских льдов и дальнейшее облегчение судоходства в Арктике (появление так называемой Голубой Арктики) создадут для США новые вызовы и возможности, требуя «долговременного американского военно-морского присутствия и партнерства в арктическом регионе», утверждается в новой арктической стратегии ВМС и Корпуса морской пехоты США.
января 17, 2021

By Levon Sevunts 

В стратегии, опубликованной 5 января уходящим министром ВМС Кеннетом Брейтуэйтом, говорится об ожидаемом росте гражданского судоходства, разведке природных ресурсов и усилении военной конкуренции с Россией и Китаем в Арктике и содержится призыв к американским ВМС и Корпусу морской пехоты сосредоточить внимание на «повседневной конкуренции» с Москвой и Пекином, «чьи интересы и ценности разительно отличаются от наших».

Стратегия определяет территорию, «простирающуюся от штата Мэн в Северной Атлантике через Северный Ледовитый океан, Берингов пролив и Аляску в северной части Тихого океана до южной оконечности Алеутских островов», в качестве области жизненно важных интересов США и призывает «способствовать соблюдению существующих правил с целью обеспечения мира и процветания в арктическом регионе».

«Конкуренция мнений в отношении способов контроля все более доступных морских ресурсов и морских путей, непреднамеренные военные происшествия и конфликты, а также перенос в Арктику конкуренции крупных держав, — все это потенциально угрожает интересам и процветанию США», — говорится в стратегии.

«На фоне роста человеческой активности в регионе эти вызовы усугубляются растущим риском ухудшения состояния окружающей среды и стихийных бедствий, аварий на море и перемещением людей и дикой природы».

В стратегии, получившей название A Blue Arctic: A Strategic Blueprint for the Arctic («Голубая Арктика: стратегический план для Арктики»), появившейся вслед за опубликованной в декабре совместной морской стратегией трех родов войск — ВМС, морской пехоты и береговой охраны,  содержится призыв к тесному взаимодействию с местными и зарубежными партнерами для решения будущих проблем. В июле 2020 года свою арктическую стратегию, получившую название North Star («Полярная звезда»), обнародовали ВВС США.

 
Фото: Томас Нильсен

Особое внимание России и Китаю 

По словам канадского военного эксперта Роба Хьюберта, вскоре свою арктическую стратегию опубликует и армия США.

ADVERTISEMENT

«Мы впервые видим, что свои отдельные арктические стратегии разработали все виды ВС США», — сказал Хьюберт.

Это свидетельствует о растущем внимании к Арктике и вызовам, которые представляют Россия и Китай, среди тех, кто определяет американскую политику, добавил он.

По словам Хьюберта, предыдущие американские стратегические документы по Арктике были в большей степени сосредоточены на последствиях изменения климата и решении этих проблем в сотрудничестве со всеми арктическими государствами, в том числе Россией, в то время как Китай почти не упоминался.

«Что в корне изменилось, и это, конечно, изменилось, после речи [госсекретаря Майка] Помпео в Арктическом совете, в которой он все время называл как русских, так и китайцев растущей угрозой для Соединенных Штатов в арктическом регионе», — сказал Хьюберт.

«А теперь необходимо обеспечить готовность различных видов войск — в данном случае флота и морской пехоты. Они знают, что лучший путь обеспечить мир в Арктике — это сила».

Поэтому в новой стратегии много говорится о возобновлении интереса к тем средствам, которые необходимы ВМС США и их друзьями и союзникам для работы в Арктике, добавил он.

«Прежде всего, они нацелены на сотрудничество, но хотят быть в курсе того, что происходит, им придется работать с друзьями и союзниками, им придется улучшать инфраструктуру в Арктике, которая будет обслуживать как морскую пехоту, так и флот», — сказал Хьюберт.

«И они начнут думать о том, как они смогут обеспечить действия своих флотов в этих водах и вблизи них».

 
Британский фрегат «Кент» типа «Дюк» и американское судно снабжения типа «Саплай» в Баренцевом море в 2020 году. Фото: Дэн Розенбаум, «Кент»

Ступенчатое присутствие надводных сил в Арктике  

В разговоре с журналистами Брейтуэйт сказал, что, хотя американские военные и не уходили из Арктики в последние десятилетия, их присутствие в значительной степени осуществлялось подводными лодками подо льдом и силами ВВС США в воздухе.

Однако по мере роста конкуренции в регионе с Россией и Китаем ВМС и Корпус морской пехоты должны стать более заметной надводной силой в Арктике, работая во всех международных водах, в том числе заполярных, сказал Брейтуэйт.

«Вы увидите, что флот снова будет работать за Полярным кругом на более постоянной основе», — сказал Брейтуэйт журналистам.

Отвечая на вопрос журналиста, следует ли ВМС США проводить операции по обеспечению свободы судоходства у арктического побережья России, Брейтуэйт сказал, что, как и в случае с операциями США по обеспечению свободы судоходства в Южно-Китайском море, Вашингтон оставляет за собой право «на большее присутствие в этой части мира».

«Опять таки, когда открывшиеся в северном проходе морские пути становятся судоходными, ВМС США будет гарантом существования свободы судоходства для наших партнеров», — сказал Брейтуэйт журналистам.

Оспаривание «чрезмерных морских претензий» России  

По словам директора Центра безопасности и устойчивости в Арктике Аляскинского университета в Фэрбенксе Троя Буффара, США пора «так или иначе» разобраться с «чрезмерными» морскими претензиями России у своего арктического побережья.

«Либо мы позволим им это сделать, либо, если мы не собираемся этого делать, а мы не собираемся, с этим нужно разобраться, — сказал Буффар. — И в этом вопросе Россия не двигается с места».

По словам Буффара, то, как Россия провела исходные линии от своего арктического побережья и закрепила морскую границу в своем национальном законодательстве, представляет «большую проблему для Соединенных Штатов».

По его словам, Россия фактически претендует на то, что вся ее 200-мильная исключительная экономическая зона в Северном Ледовитом океане является «внутренними водами».

«Нигде на планете нет другой подобной ситуации, когда государство предъявляет права на такие большие морские акватории в качестве внутренних вод», — сказал Буффар.

Он добавил, что в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву прибрежному государству принадлежит поверхность внутренних вод, водная толща, морское дно и то, что под ним.

«Претензии на такой объем воды в качестве внутренних вод являются для Соединенных Штатов проблемой, поскольку полный и тотальный контроль со стороны России крайне далеко выходит за рамки международных норм», — сказал Буффар.

«И это означает, что весь этот Северный морской путь по определению является для Соединенных Штатов спорной акваторией».

По его словам, единственная причина, по которой Россия может претендовать на эти акватории, — это  статья 234 Конвенции по морскому праву, касающаяся покрытых льдом районов планеты.

В соответствии с этой статьей «прибрежные государства имеют право принимать и обеспечивать соблюдение недискриминационных законов и правил по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнения морской среды с судов в покрытых льдами районах в пределах исключительной экономической зоны …»

«Россия полностью злоупотребляет толкованием этой статьи», — сказал Буффар.

По его словам, Россия также пытается подвести законные основания для защиты своих требований в Арктике на международной арене.

«Если им придется идти в суд по этому поводу, то они подготовили для этого действительно веские доводы», — сказал Буффар.

«Вот почему операции по обеспечению свободы судоходства»  

По его словам, один из способов международного права, позволяющий государствам оставлять проблему открытой и нерешенной, — это продолжать оспаривать претензии другого государства.

«В большинстве случаев это просто официальное дипломатическое сообщение, в котором говорится: «Мы по-прежнему не признаем ваши претензии», — сказал Буффар.

«Но другой способ сделать это — и сделать это решительно в морском мире — это засунуть туда корабль, чтобы подчеркнуть: «Мы и вправду не признаем ваши претензии». Вот почему мы проводим операции по обеспечению свободы судоходства».

По словам Буффара, такая операция в акватории Северного морского пути вызовет в России серьезную реакцию и потребует тесного сотрудничества между Министерством обороны и Государственным департаментом.

«Если мы войдем в ИЭЗ, если мы войдем во внутренние воды Северного морского пути, они отнесутся к этому чрезвычайно серьезно, это будет не шумный обмен репликами, а международный инцидент», — сказал Буффар.

«Они действительно хотят, чтобы эти акватории навсегда бы стали внутренними водами. Если им это удастся, им никогда не придется беспокоиться о судах и других объектах, приближающихся к их берегам. Им никогда не придется иметь дело с чем-то подобным, если у них получится создать эту огромную буферную зону».

По словам Буффара, проведение операции по обеспечению свободы судоходства на СМП будет чрезвычайно сложной задачей американского флота, у которого нет не только надводных кораблей ледового класса, но и морских карт для плавания по чрезвычайно мелководному и опасному континентальному шельфу у арктического побережья России.

«Это батиметрические и навигационные данные, которыми Россия ни с кем не делится, — сказал Буффар. —Так что, по сути, она многое держит под контролем только потому, что плавание в этих районах на самом деле очень рискованно. Если бы у нас возникли проблемы, это было бы огромной потерей лица».

Но кораблям США необязательно заходить на мелководье, они могут пойти в те районы, по которым у них есть достаточно надежные батиметрические данные, добавил он.

«Нужно лишь зайти немного вглубь, а затем выскочить, — сказал Буффар. — Нам не нужно проходить весь Северный морской путь или опасные участки, по которым не хватает карт. Просто нужно заскочить и выскочить, и операция уже проведена»

Он добавил, что это можно сделать даже с помощью подводных лодок.

«Если они попытаются отследить все наши надводные суда, что в Арктике сделать на самом деле сложно, можно сделать это с помощью подводных лодок, — сказал Буффар. — у Соединенных Штатов и других государств есть довольно неплохие возможности для проведения операции по обеспечению свободы судоходства с минимальным риском фактического контакта».

Российские официальные лица пока не отреагировали на публикацию арктической стратегии ВМС США и комментарии Брейтуэйта.

 

 


This story is posted on The Barents Observer as part of Eye on the Arctic, a collaborative partnership between public and private circumpolar media organizations.

ADVERTISEMENT