Отработанное ядерное топливо извлекают из старых емкостей и упаковывают в новые контейнеры для последующего вывоза из губы Андреева. Фото: Gov-murman.ru

Норвегия помогает оплачивать вывоз ядерных отходов советского флота

На этой неделе 14 контейнеров с отработанным ядерным топливом отправились из губы Андреева на мурманский «Атомфлот».
декабря 23, 2019

«Мы впервые платим за вывоз. Судно было полностью загружено. 14 контейнеров с отработанным ядерным топливом», — рассказал Barents Observer координатор проекта Пер-Эйнар Фискебек.

Активность вывезенных отходов составила около миллиона кюри (37 000 ТБк).

Выгрузка 40-летних отработанных тепловыделяющих сборок (ОТВС) из изношенных емкостей хранения и их размещение в транспортных контейнерах обошлась в 5 млн крон (500 тыс. евро), в то время как за их доставку из губы Андреева в Мурманск нужно будет заплатить еще 2,5 млн крон (250 тыс. евро).

Это четвертая партия в этом году и первая, за которую платит Норвегия.

Сотрудник администрации губернии Трумс и Финнмарк инженер Пер-Эйнар Фискебек с 90-х годов тесно сотрудничает с российским предприятием «СевРАО», отвечающим за очистку хранилища ядерных отходов на западном берегу губы Западная Лица.

 
Пер-Эйнар Фискебек занимается проектами в сфере ядерной безопасности в России более 25 лет. Фото: Томас Нильсен

 

Здесь, всего в 65 километрах от границы с Норвегией, советский флот хранил свои смертоносные отходы, не слишком задумываясь о затратах на будущую уборку.

ADVERTISEMENT

В Норвегии, как и в России, потребность в действии была вызвана опасениями о потенциальной утечке радиоактивных веществ, способной оказать негативное воздействие на важный промысел рыбы в Баренцевом море.

До сих пор радиоактивное загрязнение было зарегистрировано только в донных отложениях в непосредственной близости от берега, а не дальше в заливе.

Именно из-за опасений относительно ядерных аварий и утечек радиации норвежские власти выделили в виде помощи сотни миллионов крон для обеспечения безопасности и экологической реабилитации объекта.

По утверждениям норвежских экспертов после 25 лет сотрудничества по улучшению ситуации в губе Андреева, прямое финансирование практических работ — это лучший способ понять, как Россия занимается очисткой объекта.

«Мы считаем важным продолжать эту работу, чтобы не только получать информацию об этой деятельности, но и следить за исполнением международных руководящих принципов безопасного обращения с этим очень опасным материалом», — сказал Ингар Амундсен, глава отдела международной ядерной безопасности Норвежского агентства по радиационной защите и ядерной безопасности.

К концу 80-х, на закате Советского Союза, в обветшалых хранилищах скопилось 22 тысячи ОТВС — примерно 100 активных зон реакторов подводных лодок. Кроме них здесь также находились тысячи кубометров твердых радиоактивных отходов, хранившихся в ржавых контейнерах на открытом воздухе, и сотни кубометров жидких радиоактивных отходов в емкостях.

В первые два десятилетия усилия международного сообщества были направлены на совершенствование инфраструктуры. Для защиты бетонных хранилищ с отработанным ядерным топливом (ОЯТ) от дождя и снега и обеспечения безопасности работ по извлечению топлива и его упаковке в новые контейнеры были возведены специальные укрытия.

 

Первые контейнеры с ОЯТ отправились из губы Андреева в 2017 году. Фото: gov-murman.ru

 

Был реконструирован причал, на котором установили новый специальный кран для перегрузки транспортных контейнеров. За итальянские деньги было даже построено новое специализированное судно.

В 2017 году первая партия контейнеров с ОЯТ отправилась из губы Андреева в Мурманск, откуда по железной дороге его доставили на комбинат «Маяк» в Челябинской области к востоку от Уральских гор.

В 2019 году из губы Андреева пока было вывезено четыре партии топлива. За три из них заплатила Россия, за одну — Норвегия.

«На данный момент вывезено 25% от первоначального объема отработанного ядерного топлива», — заявил Пер-Эйнар Фискебек.

На вывоз четверти отходов потребовалось два с половиной года, но это не означает, что оставшееся ОЯТ будет вывозиться с такой же скоростью.

«Пока шли работы по извлечению и упаковке неповрежденных тепловыделяющих сборок», — сказал Фискебек. Считается, что в блоках сухого хранения № 1 и № 2 в основном хранятся неповрежденные ОТВС.

Он пояснил, что часть топлива представляет гораздо более сложную задачу.

В емкости 3А находится большое количество проржавевших и частично разрушенных стальных трубок, пространство между которыми залито бетоном низкого качества. Некоторые из ОТВС заклинило в чехлах, а часть чехлов заклинило в ячейках хранилища.

Это высокоактивные ядерные отходы, уровень излучения которых близок к уровню излучения расплавленных топливных стержней внутри злополучного реактора на Чернобыльской АЭС.

В анализе рисков дана однозначная рекомендация не пытаться извлекать сборки, если нельзя быть уверенным в том, что ничего не выпадет.

 
Отработанные тепловыделяющие сборки хранятся в ржавых трубах, подобных этой в емкости 3А. О грязных ядерных отходах известно слишком мало. Фото: «Беллона»

 

Наихудший вариант развития событий — это выпадение таблеток ядерного топлива на дно емкости и наступление неконтролируемой цепной ядерной реакции деления с выбросом радионуклидов.

Сейчас идут разработка и испытания трех типов контейнеров для поврежденных ОТВС. По оценке Фискебека, на это уйдут 2020 и 2021 годы.

«Для всех проектов, финансируемых Норвегией, непременным условием является оценка рисков и исследование экологической безопасности», — рассказал Фискебек.

Его слова подтверждает Ингар Амундсен: «Финансирование выделяется только после анализа и утверждения норвежскими властями оценки воздействия на окружающую среду».

По его словам, в 2020 году Норвегия может выделить дополнительные средства на выгрузку, переупаковку и вывоз ОЯТ из губы  Андреева на «Атомфлот».

Еще один принципиально важный этап работ завершился этой осенью, когда со дна бассейна в здании №5 были извлечены шесть брошенных высокоактивных ОТВС.

В здание № 5 находилось хранилище бассейнового типа, на дне которого после радиационной аварии 1982 года осталось несколько сборок. Иловые отложения на дне бассейна содержали следы урана и других радионуклидов.

Уровень радиации в помещении не обеспечивал безопасность персонала.

«Людям туда было нельзя. Для выполнения этой работы потребовалась робототехника», — пояснил Фискебек.

Было изготовлено необходимое дистанционно управляемое оборудование, и теперь шесть сборок находятся на хранении в соседнем здании № 151.

Фискебек высоко оценивает усилия России и специалистов «СевРАО», работающих на объекте. «Однако, — добавил он с улыбкой. — У нас есть одна сложность. Я ухожу на пенсию, поэтому в следующем году в Норвегии появится очень интересная вакансия для квалифицированного инженера, который захочет стать частью этой важной работы».

 

 


We hope you found this article interesting. Unlike many others, the Barents Observer has no paywall. We want to keep our journalism open to everyone, including to our Russian readers. The Independent Barents Observer is a journalist-owned newspaper. It takes a lot of hard work and money to produce. But, we strongly believe our bilingual reporting makes a difference in the north. We therefore got a small favor to ask; make a small donation to our work.

ADVERTISEMENT