Юрий Дмитриев вышел из тюрьмы. Фото: Сергей Маркелов, 7x7-journal.ru

Юрий Дмитриев: жил в той же камере, что и осуждённые 1937-1938 гг.

«Бодрости духа не терял», – говорит правозащитник. На минувших выходных его выпустили из тюрьмы, где он провёл больше года.
января 30, 2018

«Скажу так: время даром я там не терял. Бодрости духа тоже не терял», – сказал Юрий Дмитриев, вернувшись к себе в карельскую квартиру.

Историк и правозащитник был выпущен из тюрьмы в субботу утром. Для множества тех, кто поддерживал его, это стало сюрпризом, никто не встречал его у тюремных ворот. Без денег и телефона Дмитриев всё же сумел взять такси и приехал к друзьям, пишет журнал 7x7.

Освобождение положило конец кошмару длиной в год с лишним. 13 декабря 2016 года Дмитриева арестовали и обвинили в распространении детской порнографии. Суд состоялся в Петрозаводске в июле 2017-го. На слушания не допускались посторонние и журналисты, а к обвинениям в скором времени добавили развратные действия в отношении несовершеннолетнего и незаконное владение оружием.

Тем временем ширилась общественная поддержка известного историка. Почти 40.000 человек подписало петицию о его освобождении, а в июле 2017 г. правозащитная группа «Мемориал» объявила его политическим заключённым.  

Эксперт по сталинским ужасам в Карелии

Дмитриев был в числе тех, кто обнаружил массовые захоронения сталинского периода в Сандармохе (Карелия), он написал множество книг о зверствах той эпохи. Как считают в  «Мемориале», уголовное дело против Дмитриева было политически мотивировано и нацелено против увековечения им памяти жертв сталинских репрессий.

ADVERTISEMENT

Дмитриев является председателем карельского отделения «Мемориала».  

В той же тюрьме, где сидели в 1937 году

Как ни странно, с тюрьмой, где он провёл последний год, Дмитриев был заочно знаком.

«Я много чего знаю про эту тюрьму. Я знаю судьбы многих людей, которые в этой тюрьме побывали в 1937–1938 году. Я знаю людей, которые ходили по этим коридорам, сидели в этих камерах, в том числе и в той, где я находился, – рассказал он в интервью 7x7. –  Теперь я понимаю их тогдашнее состояние, каково было им сидеть, их внутреннее состояние, их переживания. Ведь они тоже были брошены в тюрьму по каким-то ложным доносам, по ложным обвинениям. И как они тоже были оболганы, оторваны от семьи, названы врагами народа, шпионами, контрреволюционерами и так далее. Я теперь понимаю, о чем они там думали, смотря на этот потолок или на пол, или проходя по коридорам. Как мечтали увидеть своих родных и близких… Как оскорбляло их то, что их считают врагами».

На подходе новые книги

Дмитриев планирует вернуться к написанию книг. Из-за ареста 2016 года он не успел дописать десятилетний труд о спецпереселенцах в Карелии.

«Надо успеть дописать книжку, потому что надо вернуть людям еще примерно 126 тысяч имен [спецпереселенцев], о которых давно и прочно все забыли», –подчеркнул он. – Их где-то раскулачили, откуда-то привезли сюда. Здесь половину или больше половины уморили, закопали в лесных кладбищах. Здесь остались их потомки, примерно процентов 25 из ныне живущего населения Карелии — их потомки, я им хочу дать информацию об их бабушках, прабабушках, прадедушках».

Но историк не исключает и того, что напишет о той тюрьме, в которой провёл последний год. « Загадывать не буду, но весьма возможно, что если не отдельную книгу, то главу о тех, кто прошел через эту тюрьму, я напишу», – сказал он в интервью 7x7.

ADVERTISEMENT