Фото: Виктор Кокарев

Протесты в Шиесе: как мусорный полигон мобилизовал российское гражданское общество

После нескольких месяцев протестов местные жители заявляют, что не перестанут выступать против планов правительства по созданию огромного мусорного полигона на севере России.
июля 30, 2019

Text by: Yelena Solovyova

Шиес — это название небольшой железнодорожной станции Северной железной дороги, расположенной примерно в 1200 километрах к северо-востоку от Москвы. Раньше там была база лесозаготовителей, официально закрытая в 1974 году. Последний житель уехал оттуда в 2002 году.

Москвичи, вероятно, считают этот район совершенно безлюдным, но это не так. В соседних городках и деревнях люди живут от земли: охотятся, ловят рыбу, собирают грибы и ягоды. Кто-то делает это для удовольствия, кто-то — для выживания. Леса вокруг Шиеса усеяны сторожками охотников.

В июле 2018 года два охотника из соседнего поселка Урдома наткнулись в этом районе на строительную площадку. Рабочие рассказали охотникам, что строят огромный полигон для мусора из Москвы. Они посоветовали охотникам уезжать из района вместе детьми.

 
Фото: Виктор Кокарев

 

После этих новостей жители Урдомы начали направлять запросы о стройке в различные государственные органы и даже подали в полицию жалобу, в которой ее законность ставилась под сомнение. В августе число протестующих против свалки в Урдоме достигло около полутора тысяч человек, треть населения поселка.

«Полигон смерти»  

Шиес расположен на болотистой возвышенности. Около 150 ручьев, берущих свое начало здесь, впадают в реки, питающие Белое море и воды Балтийского региона. Здесь длинные и суровые зимы с частыми снегопадами, а смена времен года сопровождается проливными дождями. Летом жаркая и сухая погода редко длится более двух-трех недель.

«Правительство Москвы планирует измельчать несортированный столичный мусор, спрессовывать его, упаковать в пленку и хранить его здесь, — рассказывает Нина Ананина, председатель общественной организации «Экологи Коми». — В составе мусора будут особо опасные отходы и продукты питания, которые будут разлагаться без кислорода, выделяя токсичные газы, такие как сероводород и метан».

Ананина прогнозирует, что выделяющиеся газы отравят атмосферу на многие километры вокруг, а токсичный фильтрат попадет в систему водоснабжения региона. Первыми пострадают жители близлежащих поселков Мадмас и Урдома, а затем 250 тысяч жителей расположенного в 90 километрах отсюда Сыктывкара, столицы республики Коми.

При помощи компьютерных моделей специалисты Института биологии Коми научного центра УрО РАН прогнозируют, что 60% выбросов свалки будут переноситься преобладающими ветрами в Сыктывкар.

По словам активистов, дополнительную опасность представляют торфяники, на которых идет строительство, в сочетании с осушением почвы и вырубкой лесов для полигона.

 
Фото: Виктор Кокарев

 

«Мы не должны забывать, что семь газопроводов «Газпрома» и один нефтепровод проходят всего в 800 метрах от Шиеса, поэтому, если вспыхнет пожар, часть республики просто взлетит на воздух», — сказала Ананина.

Информация об опасностях полигона ходит по соцсетям, где противники называют его «полигоном смерти».

Государственные СМИ по большей части игнорируют освещение полигона, в то время как местные власти публично заговорили о нем только в августе 2018 года, когда местный чиновник приехал в Урдому, чтобы встретиться с обеспокоенными жителями.

«Он сказал нам, что они строят в Шиесе не полигон, а деревообрабатывающий завод и установку для сортировки мусора, и это принесет новые рабочие места», — рассказал местный житель Николай Викторов.

Между тем в апреле в Интернете появился документ, в котором говорилось, что на новый полигоне в Шиесе планируется завозить 2,3 миллиона тонн мусора в год. Полигон займет территорию в 3 тысячи гектаров, в 150 раз больше обычного полигона, став крупнейшим в Европе.

На просьбу в мае прокомментировать этот неоднозначный вопрос президент Владимир Путин дал уклончивый ответ. По его словам, Москва не должна зарастать мусором, но он также сказал, что необходимо учитывать мнение местных жителей относительно полигонов. За день до этого в администрации президента объявили, что строительство в Шиесе будет приостановлено и возобновится только после публичных слушаний. На самом деле строительство было остановлено почти за три месяца до этого.

Строительство остановил не Путин  

Вечером 22 февраля житель Урдомы Валерий Дзюба отправился в Шиес, чтобы доставить активистам дежурную посылку с едой и сигаретами. Приехав туда, он увидел, что территория обнесена четырехметровым железным забором, а охрана его не пропускает.

 

Фото: Виктор Кокарев

 

Еще в декабре 2018 года активисты установили рядом со стройплощадкой бытовку с печкой и спутниковой тарелкой для доступа в интернет. Волонтеры дежурили там по двое, сменяясь каждую неделю. Они следили за строительством и обращались в полицию всякий раз, когда видели нарушения, например проход тяжелой гусеничной техники по железнодорожным путям. Всю информацию они оперативно публиковали в Интернете, чем привлекли внимание всей страны.

По словам активистов, забор был установлен  незаконно: он стоял на земле, не входившей в границы участка, и частично проходил по землям лесного фонда, не предназначенным под полигон.

Дзюба смог обойти забор и добраться до бытовки, откуда по радио сообщил о ситуации в Урдому (сотовая связь в Шиесе практически отсутствует). Из поселка на помощь немедленно выехало несколько десятков машин. Они привезли еще продуктов и разворачиваясь, чтобы поехать назад, случайно перекрыли дорогу бензовозу, направлявшемуся в Шиес. В конце концов водитель грузовика развернулся и уехал.

«Жаль, что мы раньше не догадались перекрыть дорогу, — сказал позднее один из активистов. — Мы могли бы давным-давно остановить строительство».

Развернув бензовоз, местные жители решили организовать два блокпоста с круглосуточным дежурством. К марту протестующие установили рядом с площадкой армейские палатки с печками, чтобы следить за строительством. В отдельные дни число палаток доходило до 250.

Характер протеста  

В лагере протестующих есть все необходимое для повседневной жизни, а одна палатка даже выделена под баню. Лагерь финансируется за счет пожертвований, в первую очередь краудфандинга. Сюда группами приезжают люди со всей России и привозят еду, деньги и другие предметы первой необходимости. Также собираются деньги на оплату штрафов, которые были наложены на активистов.

Власти подавляют протест, используя традиционные репрессивные методы, в том числе избиения, аресты и предъявление протестующим обвинений в нарушении российского законодательства о проведении массовых мероприятий и даже за критику в Интернете.

Государство наложило на протестующих уже более 70 штрафов на общую сумму около 1,5 млн рублей (24 тысячи долларов). Также открыто два уголовных дела. Тем временем в результате столкновений с охраной и полицией многие активисты получили серьезные травмы, такие как переломы ребер и сотрясение мозга, но ни в одном из случаев подозреваемых так и не были установлены.

«Думаю, что большинство административных правонарушений было спровоцировано полицией и чоповцами», — рассказал Иванов The Moscow Times. По его словам, охранники координировали свои действия с полицией для организации столкновений, чтобы собрать видеодоказательства для оправдания задержаний.

Логика протеста против полигона отличается от других протестных акций в России. Он начался как битва за выживание, когда местные жители вышли на улицы в знак протеста против угрозы их жизни и здоровью, а не как попытка бросить вызов власти. Однако очень быстро выступления приобрели политический характер, и протестующие начали призывать отправить в  отставку губернаторов своих регионов и положить конец тому, что они называют колониальной политикой Москвы.

У активистов нет четко определенных лидеров или единого центра. Акции протеста и солидарности в поддержку активистов в Шиесе проходили в Мадмасе, Урдоме, Яренске, Котласе, Сыктывкаре, Архангельске, а также другие регионах и крупных городах, таких как Москва и Санкт-Петербург.

Стоит отметить, что возможности власти привезти сюда больше служащих ОМОНа или Росгвардии ограничены тем, что в жилых модулях на стройплощадке могут разместиться не более 200 человек. Тем временем в ключевые моменты число  протестующих превышало 600 человек, в том числе 20 июня, когда многие опасались разгона во время ежегодной прямой линии с Путиным.

С тех пор, несмотря на лето и затишье на стройке, размах протеста продолжает расти.

По словам активистов, это в первую очередь связано с тем с глубоким недоверием местных жителей к власти: правительство обещает прекратить строительство, а репрессивные меры в значительной степени обернулись против их инициаторов. Шум в соцсетях по поводу Шиеса усиливается, в то время как государственные СМИ продолжают молчать на эту тему. Даже безобидные группы в социальных сетях, такие как «Мамы Сыктывкара», начали делиться объявлениями о протестных акциях.

Кроме того, в Шиесе побывали журналисты из скандинавских стран, которые могут пострадать от московского мусора, а также из Франции, Германии и даже Японии. План строительства свалки для московского мусора давно перестал быть местной проблемой, не в последнюю очередь потому, что власти планируют построить аналогичные полигоны и в других регионах.

Граждане требуют сортировки и переработки мусора и сокращения использования пластика по всей стране. Однако для всего это потребуется время, в то время как Москве необходимо избавиться от накопленного за годы мусора уже в ближайшем будущем. Быстрее и дешевле просто перевезти мусор в другое место, чем проводить полномасштабную реформу системы сбора и утилизации отходов.

Пока рано говорить о прекращении конфронтации в Шиесе. Вопрос о том, будет ли в конечном итоге здесь построен мусорный полигон, остается открытым, но уже сейчас ясно, что вокруг этой темы начало формироваться активное гражданское общество.

 

This article first appeared in The Moscow Times and is republished in a sharing partnership with the Barents Observer. 

ADVERTISEMENT