В 2017 году российские и норвежские рыбаки смогут выловить в Баренцевом море по 400.000 тонн трески. Фото: Атле Столесен

Интересы безопасности придают остроты переговорам по баренцевоморским квотам

Норвежцы и русские по-прежнему садятся за стол переговоров, когда необходимо обсудить тресковый промысел. Но проступает и куда более активная роль российских военных.
октября 24, 2016

Две страны отмечают 40 лет успешного сотрудничества в сфере рыболовного промысла очередным соглашением по квотам в Баренцевом море. 

«Соглашение гарантирует бесперебойное рациональное освоение ресурсов», –написал министр рыболовства Норвегии Пер Сандберг на правительственном сайте на прошлой неделе после подписания соглашения.

Соглашение следует сорокалетней традиции тесного двустороннего сотрудничества по регулированию рыбного промысла в Баренцевом море. На состоявшемся на прошлой неделе в Моссе (Норвегия) заседании Смешанной комиссии по рыболовству стороны установили региональную тресковую квоту на уровне  855.000 тонн, что чуть ниже, чем в предыдущие два года. В 2017 году каждая из стран может выловить около 400.000 тонн.

«Результат полностью соответствует нашим ожиданиям и создаёт хорошую базу для обеспечения дохода и стабильности в норвежском рыбном секторе, – говорит глава Норвежского союза рыбаков Хьель Ингебригтсен. – Мы довольны и процессом, и результатом».

Не обходится, однако, без серьёзного влияния российских военных интересов. В число участников заседания комиссии вошли не только представители Пограничной службы ФСБ, но и Северного флота.

ВМФ России значительно расширяет действия в Баренцевом море, большие пространства которого в результате регулярно закрываются из-за учений. Это не устраивает ни российских, ни норвежских рыбаков, а также затрудняет норвежским судам доступ в российскую экономическую зону.

Новое соглашение касается прав рыболовецких судов обеих стран входить в экономические зоны друг друга, а также продолжать трансграничное сотрудничество в сфере рыбопромысловых исследований.

ADVERTISEMENT

В соглашении содержится очевидный компромисс с Северным флотом. В протоколе заседания комиссии устанавливается, что российская сторона откроет российские воды для норвежских научных экспедиций только «при том условии, что на борту норвежских судов будут находиться представители российского Министерства обороны».

Представитель министерства будет иметь полномочия «контролировать соответствие реальных действий экспедиции, а также полного и достоверного списка оборудования заявленной цели». 

Старший научный сотрудник Анне-Кристин Йоргенсен. Фото: Fni.no

По словам старшего научного сотрудника Института им. Фритьофа Нансена Анне-Кристин Йоргенсен, и норвежские, и российские рыбопромысловики испытывают трудности из-за растущей интенсивности военных учений в Баренцевом море.

Йоргенсен много лет связана с переговорами и когда-то участвовала в них непосредственно, будучи советником по рыбному промыслу посольства Норвегии в Москве.

«Во многих случаях у российских рыбопромысловых интересов больше общего с их норвежскими коллегами по цеху, чем с другими заинтересованными сторонами на российской стороне», – рассказывает она.

Соглашение этого года, по её мнению, показывает, что сотрудничество между двумя странами в рыбопромысловой сфере продолжается как и раньше, несмотря на похолодание политического климата: «Стоит отметить, как у них получается держать в центре внимания главные для них вопросы и не касаться политических противоречий». 

ADVERTISEMENT

ADVERTISEMENT