Атле Берге по-прежнему строит боьшие планы для своего предприятия "Ølen Betong". Фото: Атле Столесен

«Полагаю, кто-то заплатил, чтоб меня выслали из России»

Норвежский бизнесмен Атле Берге сделал в Мурманске серьёзные инвестиции и добился большого успеха. Не всем такое понравилось.
ноября 20, 2016

«Полагаю, кто-то заплатил ФСБ, чтобы меня выслали из страны», – говорит Атлп Берге, владелец фирмы «Ølen Betong». Рассказывать, кто, по его мнению, стоит за коррупционной схемой, он не желает.

«Мне необходимо защитить свои источники», – говорит он Barents Observer’у. 

Шпионаж, сказали в ФСБ 
С июля бизнесмену отказано в въезде в Россию. По словам Берге, в ФСБ утверждают, что он участвовал в «сборе информации» и что высылка на 10 лет является законной. Норвежец называет подозрения «совершенно абсурдными» и продолжает борьбу за возвращение в Россию.

За последние восемь лет Берге удалось превратить «Ølen Betong» в процветающую норвежскую компанию в Мурманске. Большие суммы инвестированы в новые производственные мощности, заключён крупный контракт с «Новатэком» о производстве бетoнных модулей для проекта «Ямал СПГ». Ещё недавно «Ølen Betong» боролась за новые контракты в рамках проектов «Новатэка» Кольская верфь и «Арктик СПГ – 2». 

За оправданием - к Путину
Берге написал пять писем в Администрацию президента РФ. На подходе шестое, которое, по его словам, уже может принять форму открытого письма.

Проблема в том, что письма заканчивают свой путь в ворохе подобных посланий со всего мира, поступающих в адрес президента России. Если вы хотите прорваться, кто-то должен будет вынуть из кучи ваше письмо и положить его на стол президента. 

ADVERTISEMENT

«Мы наняли российского эксперта, который должен суметь пробиться в Кремль, а кроме того, мы планируем предъявить иск», – говорит Берге.

В Мурманске в отсутствие Атле Берге работой «Ølen Betong» руководит Алексей Кудренко. Фото: Томас Нильсен

А пока работой «Ølen Betong» в Мурманске руководят на расстоянии. Собственник компании регулярно встречается со своими российскими сотрудниками в норвежском приграничном Киркенесе. На долгосрочную перспективу такое решение не подходит. «Так не может продолжаться вечно. До конца года нам необходимо принять решение, как работать дальше, – говорит бизнесмен. – Мои работники в Мурманске крайне огорчены, они делают всё, что могут, они видят, какая ложь стоит за высылкой».

Незрелый российский рынок
Берге основал свою компанию в Мурманск в 2008 году, на пике ажиотажа вокруг Штокмановского месторождения Баренцева моря, когда деловые отношения между Норвегией и Россией развивались исключительно позитивно. С тех пор всё изменилось. Штокмановский проект ушёл в небытие, а норвежско-российские отношения постигают новые глубины падения.

Сак Берге переживает трудные времена. Три года назад кто-то выпустил ракету через стену его офиса. Сожгли его машину. А летом, за несколько дней до высылке, он был похищен ФСБ и подвергнут жесткому допросу.

«Бизнес в России ещё не достиг зрелости», – подчёркивает Берге.

Он по-прежнему видит для себя большие перспективы в этой стране. «Ølen Betong» ведёт диалог с «Новатэком» по поводу новых контрактов. Недавно открыли новый испытательный центр для разработок российского бетона – исключительно на основе российских материалов. «У нас хорошие позиции, у нас имеется необходимый опыт, мы знаем, как изготовить бетон требуемого типа», – подчёркивает Берге.

Перед предприятием стоит задача справиться с производством бетона для новой Кольской верфи на Кольском заливе и для проекта «Арктик СПГ – 2» на Гыданском полуострове.

На севере России остаютяся широке перспективы, отмечает Берге. Он считает позорным тот факт, что в регионе не работает ни одной другой норвежской компании: «Норвежские компании лучшие в мире в этом производстве, но взамен мы видим, что русские заключают сделки с китайцами».

Что ждёт «Ølen Betong» дальше? Атле Берге не решается дать ответ. «Мы не можем жить с этой неопределённостью, необходима предсказуемость, – подчёркивает он. – Что, если моя высылка это только часть большого плана, что если я только пешка в большой игре? Кого мы можем туда послать, кто рискнёт испытать то, что пережил я?». 

За тучами над площадкой «Ølen Betong» под Мурманском - голубые небеса. Фото: Томас Нильсен

 

ADVERTISEMENT