Фото: Атле Столесен

В России утверждают, что ее леса нейтрализуют миллиарды тонн парниковых газов. У ученых есть сомнения

июля 22, 2021

ADVERTISEMENT

 

Автор: Felix Light

 

В июне, когда Западная Сибирь оправлялась от крупнейших лесных пожаров за последние десять лет, на главном собрании деловой элиты страны — Петербургском международном экономическом форуме — президент России Владимир Путин отмечал вклад страны в борьбу с изменением климата.

«На нашу страну приходится пятая часть мировых лесов… они поглощают миллиарды тонн эквивалента углекислого газа ежегодно», — сказал он.

Эти слова Путина стали последним по времени представлением общественности тезиса российского вице-премьера по экологической политике Виктории Абрамченко, что российские экосистемы — в первую очередь ее леса — нейтрализуют 2,5 млрд тонн выбросов парниковых газов в год.  

Россия выбрасывает около 2,2 млрд тонн эквивалента углекислого газа в год, и, если эта оценка верна, страна может стать оплотом борьбы с изменением климата, хотя ее собственные обязательства по декарбонизации являются одними из самых слабых среди всех стран «большой двадцатки».

ADVERTISEMENT

Однако у многих ученых есть сомнения. По словам восьми российских и зарубежных экспертов по лесному хозяйству и учету углерода, опрошенных Moscow Times, цифра в 2,5 миллиарда в лучшем случае необоснованна, а в худшем — нереальна. 

«Это фантазии», — сказал глава лесного отдела российского представительства «Гринпис» Алексей Ярошенко.

«Точную цифру назвать сложно, но это точно не 2,5 миллиарда».

В основе климатической стратегии России — 800 млн гектаров лесов, покрывающих половину суши страны.

Обязательства России по Парижскому соглашению предусматривают расчет сокращения выбросов на основе «максимально возможной поглощающей способности лесов и других экосистем».

Тем временем на покрытом лесами дальневосточном острове Сахалин вводится схема, которая позволит загрязнителям покупать участки леса для компенсации своих выбросов. 

Однако эффективность этого подхода сложно оценить из-за отсутствия современных данных о российских лесах и поглощении ими углерода. 

Учитывая, что значительной части официальных данных о состоянии российского лесного хозяйства может быть уже до 30 лет, ученые сходятся во мнении, что государственные данные недооценивают поглощение углерода.

«В них недостаточно информации для правильного расчета поглощения, — считает Анатолий Швиденко, старший научный сотрудник Института леса им. Сукачева Сибирского отделения Российской академии наук. — В результате мы получаем существенно заниженную цифру».

Управляемые и неуправляемые леса

Столкнувшись с отсутствием данных, правительство решило при расчете экологического воздействия страны учитывать все ее лесные площади.

Такой подход нарушает одно из ключевых требований к международной климатической отчетности.

Согласно руководящим принципам, установленным Межправительственной группой экспертов ООН по изменению климата, леса как наиболее эффективно поглощающие углерод экосистемы делятся на две категории: управляемые и неуправляемые.

Управляемые или хозяйственные леса, то есть леса, где заготавливают древесину, и которые человек защищает от пожаров и болезней, могут включаться в расчет чистых выбросов, поскольку их вклад в снижение уровня углерода считается результатом деятельности человека.

Неуправляемые леса, которые не используются в хозяйственных целях и не охраняются человеком, не могут использоваться для расчетов, поскольку поглощение ими парниковых газов считается частью естественного углеродного цикла, независящего от человека.

Российский подход фактически направлен на игнорирование этого различия.

Своим распоряжением в феврале 2021 года российское Министерство природных ресурсов и экологии постановило, что для целей учета выбросов углерода российские неуправляемые «резервные» леса будут рассматриваться наравне с управляемыми.

Министерство утверждает, что лишь один этот шаг может увеличить показатели поглощения углекислого газа почти на полмиллиарда тонн в год.

«Подобный расчет, где учтены все леса, имеет определенную ценность», — считает профессор экологии лесов Университета Тушии (Италия) Риккардо Валентини.

«Но он не подходит для отчетности по выбросам».

Ученые заявляют, что Россия могла завышать долю управляемых лесов, а следовательно и объемы поглощения углерода и до этого распоряжения.

Хотя 77% российских лесов традиционно считаются «управляемыми», страны в значительной степени могут самостоятельно устанавливать собственное определение этого термина. 

В результате в российской лесной статистике в качестве управляемых лесов учитываются зоны контроля — участки удаленных лесных массивов, где власти не обязаны тушить пожары, если они не представляют опасности для жизни людей.

На такие территории приходится около 45% российских лесов, они не отвечают международным требованиям к управляемым лесам, поскольку не защищены от самой серьезной угрозы для лесных массивов.

«По сути, эти районы не являются управляемыми лесами и не должны учитываться при поглощении углерода», — считает Ярошенко из «Гринпис».

По его мнению, изменение определений, что считается лесом, а что нет — это результат влияния политики на учет углерода в России.

«Очевидно, что власти хотят, чтобы оценка была максимально высокой», — сказал он.

В преднамеренном занижении выбросов от лесных пожаров также обвиняют Канаду. Но для России этот вопрос стоит особенно остро, поскольку ЕС, являющийся главным торговым партнером страны, ведет речь о введении климатических тарифов, способных ударить по жизненно важному для России сектору ископаемого топлива.

«Думаю, основная идея заключается в торговле квотами на выбросы углерода и выплате потенциальных налогов на выбросы углерода, — сказал Ярошенко. — Отсутствие достоверной информации позволяет властям предоставлять любую статистику, которую они хотят».

Несмотря на недавние попытки пересчета поглотительной способности российских лесов в сторону увеличения, достижение заявленного Кремлем показателя в 2,5 млрд тонн по-прежнему остается сложной задачей.

«В удачные годы, когда лесных пожаров меньше, поглощение может составлять от 1,3 до 1,5 млрд тонн эквивалента углекислого газа», — считает Сергей Барталев, руководитель лаборатории спутникового мониторинга наземных экосистем Института космических исследований РАН и соавтор  недавнего исследования, в котором оценка поглощения углерода российскими лесами была увеличена почти на 50%.

Хотя по формуле, разработанной Всероссийским научно-исследовательским институтом лесоводства и механизации лесного хозяйства, поглощение углекислого газа достигает 2 млрд тонн в год, эту методологию критикуют за использование устаревших данных в целях получения слишком радужных результатов.

Даже с учетом других экосистем результаты несколько не дотягивают до заявленной правительством цифры, тем более что многие нелесные экосистемы поглощают углекислый газ, но при этом выделяют метан — гораздо более опасный парниковый газ.

«Вместе с учеными из других институтов мы провели масштабное исследование, включавшее степь, тундру и болота, и пришли к цифре 2,6 млрд тонн углекислого газа в год», — рассказала Анна Романовская, директор московского Институт глобального климата и экологии имени академика Ю. А. Израэля.

«Но когда мы добавили другие газы, такие как метан, эта цифра уменьшилась почти вдвое», — сказала она.

При этом в России по-прежнему есть ряд малоизученных потенциальных поглотителей углерода, которые гипотетически могут приблизить их число к цифре Кремля.

«Мы до сих пор не знаем, сколько углерода поглощает лесная почва. Скорее всего, в северных лесах довольно много», — рассказал Сергей Барталев из Института космических исследований.

Также внимание специалистов по лесному хозяйству привлекают заброшенные сельскохозяйственные земли, площадь которых в России оценивается в 76 млн гектаров. По мнению экспертов, в случае восстановления на них леса они смогут увеличить поглощение углекислого газа на на целых полмиллиарда тонн в год.

Жарче и суше

Однако для многих ученых оценка в 2,5 миллиарда не имеет значения, даже если она верна.

Учитывая, что в ближайшие годы глобальные температуры будут расти, если ничего не предпринимать, российские леса, вероятно, будут поглощать все меньше и меньше углерода, независимо от того, сколько они поглощают сейчас.

В Сибири, которая уже является одним из из самых быстро нагревающихся регионов мира, будет становиться все жарче и суше, что, скорее всего, приведет к росту числа лесных пожаров и дальнейшему продвижению на север опасных для деревьев насекомых. При этом из умирающих лесов будет выделяться ранее поглощенный ими углерод.

«Существует серьезная опасность того, что в ближайшие 15-20 лет российские леса станут источником, а не поглотителем углерода», — считает Ярошенко из «Гринпис».

В отдельные годы, когда пожаров было особенно много, показатель чистого поглощения в России практически доходил до нуля.

В 2012 году пожары, ставшие одними из самых худших в истории России, привели к тому, что леса страны ненадолго стали чистым источником углерода.

Несмотря на это, эксперты подчеркивают, что российские леса по-прежнему являются крупным поглотителем углерода, и что есть способы сохранить и увеличить их поглотительную способность в будущем.

Ученые согласны, что сохранению российских лесов может в значительной степени поспособствовать быстрый переход к интенсивному лесопользованию с тушением пожаров с воздуха и спутниковым мониторингом лесных массивов.

Однако из-за ускорения изменения климата и недостаточной заинтересованности в масштабных инвестициях, которые требуются лесному хозяйству, будущее не вызывает особого оптимизма.

«К сожалению, значительная часть мира, включая Россию, серьезно отстает в плане перехода к устойчивому лесному хозяйству», — считает Анатолий Швиденко.

«Чем позже мы начнем, тем больше потеряем».

 

В написании статьи также принял участие Никита Пономаренко.


This article first appeared in The Moscow Times and is republished in a sharing partnership with the Barents Observer. 

 

 

ADVERTISEMENT