Фото: Атле Столесен

Саамские оленеводы говорят «нет» арктической железной дороге

Саамские политики и оленеводы по обе стороны норвежско-финляндской границы вместе заявляют, что арктическую железную дорогу из Киркенеса в Рованиеми нельзя построить без серьезного нарушения прав коренных народов.
марта 05, 2020

На пути создания новой железной дороги, которая должна связать Азию с европейскими рынками через Арктику, зеленый свет почти погас.

В прошлом году совместная финско-норвежская рабочая группа заявила, что грузопотоки слишком малы, чтобы оправдать расходы, и ни правительство Финляндии, ни правительство Норвегии не внесли создание железной дороги между Рованиеми и Киркенесом в список своих приоритетных инфраструктурных проектов.

На дебатах, организованных Союзом саамов в начале февраля в Киркенесе, оленеводы обеих скандинавских стран громко и четко заявили о своем несогласии с планами.

«На крупных арктических конференциях саамские голоса часто остаются в меньшинстве, поэтому мы организовали свою собственную дискуссию», — заявила недавно избранный президент Союза саамов Кристина Хенриксен.

«Негативные последствия для оленеводов и традиционной культуры слишком велики, чтобы их игнорировать», — сказала она.

Планы создания арктической железной дороги могут так и остаться планами. Фото: Томас Нильсен​

 

Муниципальные власти в Киркенесе и Рованиеми расхваливают идею железной дороги, но землей, по которой пройдут планируемые 520 километров путей, сотни лет пользуется коренное население — саамы.

ADVERTISEMENT

«Железная дорога станет катастрофой для оленеводства, потому что она разделит наши пастбищные земли на две части и приведет к многочисленным конфликтам», — заявил Туомас Семенофф из оленеводческого района Вяччер в Севеттиярви на финской стороне.

Бывший президент Саамского парламента Финляндии Тиина Санила-Айкио заявила, что правительство Финляндии не сможет утвердить такую железную дорогу в рамках действующего законодательства.

«Конституция Финляндии положила конец железной дороге», — сказала она, сославшись на ее 17-ю главу, в которой закреплено право саамов на сохранение и развитие своей собственной культуры.

«Запрещено подрывать саамскую культуру, а наша культура неотделима от оленеводства, рыболовства и охоты на этой территории», — сказала Санила-Айкио.

«Железная дорога будет воздействовать на болота, пастбища и реки на всем пути между Киркенесом и Рованиеми».

«Вето» саамских оленеводов может стать для проекта последним гвоздем в крышку гроба. Маловероятно, что правительства Финляндии и Норвегии хотят нового крупного конфликта с коренными народами на севере.

 

Айли Кескитало (слева) и Тиина Санила-Айкио. Фото: Томас Нильсен

В Киркенесе и Лапландии региональные политики надеются, что железная дорога станет стимулом экономического роста, развития инфраструктуры и создания рабочих мест.

Заместитель мэра Киркенеса Пол Габриэльсен заявил в ходе дебатов, что он «готов сказать нет, если последствия окажутся слишком серьезными».

«Прислушиваться к оленеводам жизненно важно в рамках этого процесса, если такой процесс вообще будет», — сказал он.

Хотя правительства не занимаются активным продвижением проекта, финский мультимиллионер и предприниматель Петер Вестербакка объединился с китайскими инвесторами для строительства подводного железнодорожного туннеля между Хельсинки и Таллином. Для Вестербака недостающим звеном для обеспечения полноценного грузопотока со стороны Северного Ледовитого океана в Европу является продление железной дороги от Рованиеми на север до Баренцева моря.

 
Норвежский Киркенес. Фото: Томас Нильсен

 

Китайские инвестиции в инфраструктуру для двух скандинавских стран — это, мягко говоря, очень спорный политический вопрос.

Президент Саамского парламента Норвегии Айли Кескитало хочет, чтобы разговоры об арктической железной дороге уже закончились. Хоть она и согласна со своими финскими коллегами в том, что нет никаких оснований полагать, что создание железной дороги когда-либо будет экономически оправданно, Кескитало предупреждает, что даже разговоры об этом негативно сказываются на оленеводах.

«Зачем нам вкладывать ресурсы в изучение ее воздействия, если она экономически не оправданна», — задается она риторическим вопросом.

«Это требует от оленеводов очень больших затрат сил. Подрастающее поколение оленеводов слышит об этом и теряет уверенность в будущем», — сказала Кескитало, приведя примеры регионов на севере Швеции и Норвегии, где под колесами поездов ежегодно погибают сотни оленей.

«Забор не решает проблему», — утверждает Кескитало.

«Заборы также прерывают естественные пути миграции. Мы видим, что и на Нурланнсбанен, и на Трёндербанен (железных дорогах в Норвегии), в течение зимы погибают сотни животных».

Для Туомаса Семеноффа из Севеттиярви железная дорога — это просто вопрос выживания как народа. «Я мог бы продолжать жить там, но уже не придерживаясь традиционного образа жизни как оленевод», — сказал он.

 
Фото: Атле Столесен

 

 

 

ADVERTISEMENT

Advertisement

ADVERTISEMENT