Реппар-фьорд находится в районе самой северной точки Норвегии. Фото: Томас Нильсен

Норвегия дает добро добыче меди на севере страны. Отходы будут сбрасывать во фьорд

В правительстве проигнорировали протесты со стороны саамов, местных рыбаков и экологов.
декабря 01, 2019

«Позволить такому произойти с охраняемым семужьим фьордом просто бессмысленно», ‒ заявила Силье Лундберг, глава Норвежского общества охраны природы, норвежского отделения международной организации «Друзья Земли».

По словам Лундберг, запланированный объем сброса отходов добычи во фьорд будет равен 17 самосвалам за каждый час производства. В общей сложности он составит до двух миллионов тонн отходов в год.

В пятницу правительство Норвегии отклонило жалобы и дало окончательное добро горнодобывающей компании Nussir начать добычу медной руды, запасы которой оцениваются примерно в 72 млн тонн.

Рудник на берегу Реппар-фьорда в часе езды от города Хаммерфест станет самым северным на европейском континенте.

«Сброс отходов добычи убьет все живое на дне моря в непосредственной близости от места сброса и приведет к нарушению нерестилищ на гораздо большем расстоянии. Ученые неоднократно предостерегали об опасности захоронения отходов добычи. Это решение убедительно показывает, что правительство не воспринимает всерьез борьбу за сохранение жизни в океане и предпочитает отдавать приоритет сиюминутной прибыли, а не охране природы и устойчивости», ‒ добавила Аск Лундберг.

Министр торговли и промышленности Турбьёрн Рё Исаксен ранее заявлял Barents Observer, что добыча действительно будет иметь последствия, но заверил, что это будет делаться в соответствии с «очень высокими экологическими стандартами».

 

ADVERTISEMENT

Министр торговли и промышленности Турбьёрн Рё Исаксен на берегу Реппар-фьорда на севере Норвегии. Фото: Томас Нильсен

 

Генеральный директор горнодобывающей компании Nussir Ойстейн Рушфельдт сказал: «Любая добыча полезных ископаемых имеет негативные последствия для окружающей среды, землепользования и другие виды воздействия. И не важно, размещаются ли хвосты на суше или в море, последствия есть всегда».

В докладе Всемирного банка за 2017 год о глобальной потребности в металлах для низкоуглеродного будущего ожидается, что только в течение следующих 20 лет спрос на медь вырастет до 50 процентов.

Для функционирования электромобилей, развития возобновляемой энергетики и повышения энергоэффективности требуются значительные объемы меди.

Министр Рое Исаксен сказал, что рудник в Реппар-фьорде «необходим для перехода к зеленой экономике в борьбе с изменением климата».

В самом северном регионе Норвегии, Финнмарке, проект вызвал неоднозначную реакцию.

Хотя муниципальные власти в Хаммерфесте рады руднику, поскольку он принесет новые рабочие места и экономический рост, коренное население, саамы, с самого начала выступали против проекта.

Президент Саамского парламента Норвегии Айли Кескитало заявила, что рудник в Реппар-фьорде станет просто еще одним в длинном списке проектов, оказывающих негативное воздействие на районы, важные для оленеводства, таких как «линии электропередач, ветропарки, дороги».

«Оленеводство не может этого вынести. Также как и экосистема фьорда», ‒ сказала Кескитало.

 

На севере Норвегии проект в Реппар-фьорде вызвал неоднозначную реакцию. Протестующие и министр Турбьёрн Рое Исаксен (справа) в муниципалитете Квалсунда. Фото: Томас Нильсен

 

Хотя в пятницу правительство отклонило жалобу на проект добычи, последнее слово, возможно, еще не сказано.

4,5 тысячи норвежцев, в том числе члены организации «Природа и молодежь», зарегистрировались для участии в акциях гражданского неповиновения против проекта, если он все-таки пойдет дальше.

«Этот проект является серьезным экологическим преступлением, и поэтому 4,5 тысячи человек выразили готовность участвовать в акции гражданского неповиновении для защиты фьорда», ‒ заявил глава «Природа и молодежь» Гауте Эйтерьорд.

Он добавил, что организация «теперь займется инвесторами» проекта и проследит, чтобы они отозвали свои деньги, «чтобы проект добычи не состоялся».

 

 


We hope you found this article interesting. Unlike many others, the Barents Observer has no paywall. We want to keep our journalism open to everyone, including to our Russian readers. The Independent Barents Observer is a journalist-owned newspaper. It takes a lot of hard work and money to produce. But, we strongly believe our bilingual reporting makes a difference in the north. We therefore got a small favor to ask; make a small donation to our work.

ADVERTISEMENT