Дни трансграничного загрязнения подходят к концу. Когда после полярной ночи снова взойдет солнце, трубы Никеля будут стоять без дыма. Фото: Томас Нильсен

Крупнейший загрязнитель воздуха в Баренцевом регионе закончит работу на Рождество

Плавильный цех в Никеле у российско-норвежской границы остановят 25 декабря.
ноября 12, 2020

Каждый год из труб цеха «Норникеля» в поселке, носящим то же название, что и производимый металл, вылетают десятки тысяч тонн диоксида серы и других вредных газов.

Наносимый этим ущерб здоровью, окружающей среде и приграничным отношениям с Норвегией распространили дурную славу о Никеле далеко за пределы пораженных кислотными дождями таежных лесов на Кольском полуострове и на севере Скандинавии.

Теперь всему этому приходит конец.

К 25 декабря последние работники плавильного цеха будут переведены на новые рабочие места. После этого, по словам директор департамента по персоналу и социальной политике компании Анны Крыгиной, в цеху останутся работать служба заказчика и служба зачистки. Планируется, что их работа продолжится до конца 2021 года.

В интервью финансируемому «Норникелем» телеканалу «ТВ-21» Крыгина рассказала, что часть сотрудников выйдет на пенсию, а многие другие перейдут на другие вакансии в дочке «Норникеля» Кольской горно-металлургической компании. В ведении компании рудники в Заполярном, а также плавильные мощности в Мончегорске, куда будет переведена часть закрывающегося в Никеле производства. 

«Сегодня мы говорим о планах работников. Сейчас начинается документационное оформление всех этих планов и реализация их в жизнь. То есть еще нам предстоит два месяца плотной работы с документами», — сказала Крыгина в интервью.

О закрытии плавильного цеха, затрагивающем около 800 сотрудников, объявил осенью прошлого года генеральный директор «Норникеля» олигарх Владимир Потанин. За шесть недель до остановки только двое работников цеха не выбрали ни один из вариантов, предлагаемых компанией.  

ADVERTISEMENT

Никель — типичный «моногород», выживающий исключительно за счет одного крупного предприятия. Многие местные жители опасаются, что поселок обречен, но чиновники раздают большие обещания компенсировать потерю рабочих мест. Переход на другие виды деятельности, в частности туризм, является приоритетной задачей как для Норникеля, так и для региональных властей. Вне зависимости от успешности этих усилий многие нынешние сотрудники цеха отсюда уедут. Barents Observer ранее рассказывал о непроданных квартирах в Никеле, которые стоят 100 тысяч рублей — столько же, сколько и айфон.

 

Жилые дома в центре Никеля. Фото: Томас Нильсен

 

К Рождеству дым уйдет, но цех по-прежнему останется доминантой городского пейзажа.

Технику и оборудование передадут другим подразделениям «Норникеля» в Мурманской области и на полуострове Таймыр в Сибири.

Здания, которые не будут востребованы для размещения других предприятий, будут снесены к 2025 году. Затем два года будет идти рекультивация земельного участка, и к 2027 году плавильный цех, построенный через несколько лет после Второй мировой войны, станет историей.

 
Вредные выбросы проникают сквозь стены и крышу плавильного цеха. Фото: Томас Нильсен

 

В конце 80-х — начале 90-х годов цех перерабатывал руду из Норильска, содержавшую намного больше серы, чем руда с местных рудников в Никеле и Заполярном. На пике выбросы диоксида серы (SO2) достигали 400 тысяч в год. За последние два десятилетия они сократились до менее 90 тысяч тонн в год. С дымом в атмосферу также попадают и тонны тяжелых металлов, которые в том числе оказываются и на территории соседней Норвегии, где неоднократно регистрировались превышения максимально допустимых концентраций SO2 в воздухе.

 

ADVERTISEMENT

Advertisement

ADVERTISEMENT