Виталий Серветник — сопредседатель Общероссийской общественной организации «Социально-экологический союз», а Кьерсти Альбум работает в Норвежском союзе охраны природы (норвежское отделение международной экологической организации «Друзья Земли»). Фото: селфи

Норвегия и Россия отмечают 25-летие успешного сотрудничества в области ядерной безопасности, но общественникам хочется большей прозрачности

«Мы беспокоимся за безопасность наших российских друзей и соратников-экологов», — говорит Кьерсти Альбум из Норвежского союза охраны природы (норвежского отделения международной экологической организации «Друзья Земли»), пока чиновники двух стран отмечают четверть века сотрудничества по предотвращению радиоактивного загрязнения на севере.
июня 20, 2021

ADVERTISEMENT

«Сложная ситуация для российских активистов-экологов и экологических организаций влияет на наше двустороннее сотрудничество и усложняет работу в области ядерной безопасности», — считает Кьерсти Альбум. В среду ей и еще нескольким другим экологам разрешили поприсутствовать на первых 40 минутах ежегодного заседания Норвежско-российской комиссии по ядерной безопасности.

Встреча, объединившая Осло и Москву в режиме телемоста, ознаменовала 25-ю годовщину предоставления Норвегией России финансовых средств на обеспечение безопасности ядерных объектов.

Именно общественные организации первыми в начале 90-х стали бить тревогу по поводу ядерного наследия холодной войны на российском севере.

Фото: Томас Нильсен

Радиоактивные отходы и отработавшее ядерное топливо хранились на открытом воздухе в суровых климатических условиях Арктики. На дно морей сбрасывались реакторы подводных лодок, на электростанциях не соблюдались меры безопасности, не говоря уже о 120 списанных атомных подводных лодках, ржавевших на военно-морских базах и верфях на Кольском полуострове и в Северодвинске.

Общественники утверждали, что в условиях отсутствия у России денег мало что будет сделано и рядом с важными рыбопромысловыми районами Баренцева моря может потенциально произойти «медленный Чернобыль».

Призыв к международному сообществу действовать был слабым.

В середине 90-х Норвегия и Европейский Союз вместе с российскими чиновниками начали работать над улучшением ситуации. Кольская АЭС получила новое оборудование для пожаротушения. Также для нее был приобретен новый аварийный генератор для охлаждения реакторов в случае отключения электроэнергии. Были выделены деньги на установку по переработке жидких радиоактивных отходов на базе атомных ледоколов в Мурманске, которая так и не была построена, и была начата работа по улучшению инфраструктуры на флотской свалке отработавшего ядерного топлива и радиоактивных отходов в губе Андреева.

ADVERTISEMENT

Требование открытости 

Параллельно с этим российские и норвежские экологи говорили о необходимости прозрачности и общественного обсуждения.

Однако по мере продвижения прорывного сотрудничества в области ядерной безопасности Кремль усиливал давление на гражданское общество, чтобы затруднить работу общественным организациям, у которых были иностранные спонсоры или партнеры. Из-за этого многие экологические организации закрылись или отказались от деятельности.

По словам Кьерсти Альбум, она обеспокоена по двум причинам. «Сотрудничество общественных организаций способствует повышению открытости и помогает людям и различным заинтересованным сторонам заниматься вопросами ядерной безопасности».

Она говорит о том, что прозрачности нужно больше, а не меньше.

При этом Альбум рада, что заседания комиссии по ядерной безопасности частично открыты для участия общественных организации.

«Открытие этих встреч — важный шаг, — сказала она, подчеркнув, что экологам, несмотря на проблемы, все же удается работать вместе. — Мы впечатлены мужеством российских экологов и других российских активистов».

Глубокая обеспокоенность 

Заместитель министра иностранных дел Норвегии Аудун Халворсен заявил Barents Observer, что разделяет точку зрения экологов.

Аудун Халворсен председательствовал на онлайн-заседании комиссии по ядерной безопасности. Фото: Томас Нильсен

«Мы глубоко обеспокоены ухудшением условий для прав человека и гражданского общества в России», — сказал он, подчеркнув, что министерство «регулярно поднимает этот вопрос перед нашими российскими соседями, и мы будем продолжать это делать. Позиция Норвегии по этому вопросу хорошо известна России».

«Российские и норвежские общественные экологические организации играют важную роль в области радиационной и ядерной безопасности, способствуя расширению наших знаний и понимания экологических проблем в нашей работе. Именно поэтому мы пригласили эти организации на часть заседания комиссии, где они могут задавать вопросы как российской, так и норвежской сторонам», — сказал статс-секретарь.

Впечатляющий список успехов 

Глава российской делегации в комиссии Олег Крюков привел впечатляющий список успешных результатов, достигнутых благодаря слаженной работе двух стран.

«Благодаря финансированию Норвегии было утилизировано пять подводных лодок, а их реакторы хранятся на берегу на площадке в губе Сайда», — сказал он.

Крюков, отвечающий в «Росатоме» за госполитику в области радиоактивных отходов и отработавшего ядерного топлива, также рассказал о том, как специалистам удалось безопасно извлечь дефектное ядерное топливо из здания №5 в губе Андреева и из старого судна-хранилища «Лепсе» на судоремонтном заводе «Нерпа». Ранее оба эти объекта считались зонами повышенной опасности для людей и окружающей среды.

В каждом из этих гигантских блоков находится по два реактора. Они будут храниться на площадке не менее 100 лет, защищая хрупкую арктическую природу от загрязнения. Фото: Томас Нильсен

За последние 25 лет 120 реакторных отсеков подводных лодок времен холодной войны были безопасно переведены на береговое хранение в гигантское хранилище радиоактивных отходов в губе Сайда к северу от Мурманска. Хранилище, создание которого финансировалось Германией в рамках Глобального партнерства G8 по ядерной безопасности, также оборудовано установкой по переработке радиоактивных отходов. Крюков сообщил, что сейчас на хранении находится 10 тысяч кубометров отходов, при том что объем хранилища составляет 80 тысяч кубометров.

По его словам, теперь продолжатся работы по извлечению отработавшего ядерного топлива из бетонных резервуаров в губе Андреева, а также предстоит сложная задача по приведению в безопасное состояние и транспортировке активных зон трех реакторов с жидкометаллическим теплоносителем с советских подводных лодок проекта 705 «Лира», хранящихся на отдаленной базе Гремиха на востоке Кольского полуострова.

«После этого мы готовы помочь Норвегии в обеспечении безопасности ее ядерных объектов», — добавил Крюков.

В Норвегии недавно были остановлены два ее исследовательских реактора в Халдене и Кьеллере и идет обсуждение планов их вывода из эксплуатации и обеспечения безопасного хранения отработавшего ядерного топлива и радиоактивных отходов.

 

 

ADVERTISEMENT