Фото: Атле Столесен

Климатическая дилемма Норвегии

(Мнение): Может ли Норвегия выступать в защиту климата в Совете Безопасности ООН, пока сама цепляется за производства ископаемого топлива?
ноября 04, 2020

ADVERTISEMENT

Совет Безопасности ООН (СБ ООН) признал изменение климата фактором, увеличивающим угрозу. Недавно Норвегия получила заветное место в Совбезе сроком на два года. При этом у Норвегии есть свой собственный внутренний конфликт: продолжать добычу нефти и газа, то есть работать в обычном режиме, или установить дату окончания геологоразведки.

Анита Маргрете Халворссен, директор компании Global Legal Solutions, LLC. Ранее занимала должности адъюнкт-профессора Денверского университета и юрисконсульта Министерства климата и окружающей среды Норвегии. Фото: Кристиан Дале

Со стороны Норвегия кажется образцовой страной с высокими показателями качества жизни, доходов на душу населения и заботой об окружающей среде, где основой для всего этого является огромный суверенный фонд. Активы государственного пенсионного фонда Global, куда идут доходы от добычи нефти и газа, являющейся основой национальной экономики, сейчас оцениваются в один триллион долларов США.

Однако историю успеха Норвегии омрачает климатический кризис. Чтобы ограничить рост температуры ниже двух градусов, как это предусмотрено Парижским соглашением по климату, в недрах должны остаться 82 процента всех доказанных запасов ископаемого топлива в мире. Почему же тогда Норвегия объявила о намерении продолжить геологоразведку на шельфе Арктики в 2021 году.

Норвегия не застрахована от изменения климата. Непосредственное воздействие изменения климата уже очевидно. Оно проявляется, в частности, в росте числа экстремальных штормов, наводнений, засух, сокращении ледников и беспрецедентном росте температуры на Шпицбергене. С косвенным воздействием климатического кризиса такой небольшой стране, как Норвегия, с населением 5 миллионов человек и открытой экономикой, зависящей от торговли и международной стабильности, справиться будет труднее. Глобальный хаос, вызванный климатическим кризисом, может привести к усилению изоляционизма,  миллионам климатических мигрантов, крупным конфликтам и сокращению торговли. 

Норвегия присоединилась к другим непостоянным членам Совбеза ООН, чтобы убедить этот орган принять дополнительные меры в отношении последствий изменения климата для глобальной безопасности. Как может Норвегия выступать с этих новых позиций, при этом открыто увеличивая риск изменения климата, оставаясь третьим производителем природного газа и восьмым производителем нефти в мире. 

Правительство Норвегии утверждает, что выбросы страны составляют лишь небольшую часть глобальных выбросов углекислого газа — почти вся электроэнергия в Норвегии производится на гидроэлектростанциях, а почти 60 процентов продаваемых новых машин — это электромобили. Правительство подчеркивает, что добыча нефти и газа в Норвегии «чище», чем у других производителей. Тем не менее, каким бы «чистым» ни был производственный процесс, при неизбежном сжигании ископаемого топлива выделяется в двадцать раз больше парниковых газов, чем на этапе добычи. 

Способен ли норвежский народ осудить промышленность по добыче ископаемого топлива, которая стала источником его экономического процветания? Растет целое поколение норвежцев, которое верит в широко распространяемую производителями ископаемого топлива недостоверную информацию о том, что страна не может функционировать без нефтегазовой отрасли. При этом фискальный бюджет государства пополняется за счет финансовой прибыли фонда, а не его капитала, и из других источников. Экологические организации, ряд мелких политических партий и большинство молодежных отделений крупных норвежских партий утверждают, что страна должна установить дату окончания работ по поиску нефти и газа, если она хочет внести свой вклад в предотвращение наихудших последствий изменения климата.

ADVERTISEMENT

В 2016 году «Гринпис» совместно с организацией «Природа и молодежь» подали в суд на правительство Норвегии, заявив, что принятое им ранее в том же году решение о выдаче лицензий на добычу нефти в Арктике было неконституционным. В конституции Норвегии есть экологическая статья 112, предусматривающее право на естественную и здоровую окружающую среду для нынешних и будущих поколений. Во время разбирательств по делу два суда низшей инстанции признали, что статья 112 фактически представляет собой материальное право, а не просто декларацию о благих намерениях. В «Природе и молодежи» заявили: «Мы не можем позволить себе поиск новых месторождений». Рассмотрение дела в Верховном суде Норвегии начнется 4 ноября.

На фоне COVID-19 политики и законодатели теперь понимают, что глобальная катастрофа может произойти без вооруженного конфликта. То же касается и изменения климата, которое обманчиво происходит более медленными темпами. Я надеюсь, что, став 1 января 2021 года членом Совбеза ООН, Норвегия разрешит свой внутренний конфликт и последует предложению независимого Комитета по климатическому переходу прекратить выдачу лицензий на геологоразведку в новых районах. Если Норвегия намерена внести свой вклад в соблюдение Парижского соглашения, она должна совершить быстрый переход от морской добычи нефти и газа к морским ветровым электростанциям и другим возобновляемым источникам энергии.

Как и в случае с COVID-19, нам нужно  «сгладить кривую» выбросов CO2. Климатический кризис несет разрушительные последствия, которые уже серьезно отражаются на жизни людей и способствуют обострению глобальных конфликтов в будущем. К сожалению, вакцины от изменения климата не существует, и COVID-19 — это всего лишь генеральная репетиция.

 

Анита Маргрете Халворссен возглавляет компанию Global Legal Solutions, LLC. Она получили степени доктора юридических наук и магистра права в Колумбийском университете (США). В прошлом она занимала должности адъюнкт-профессора Денверского университета, где преподавала глобальное климатическое право и политику, а также юрисконсульта Министерства климата и окружающей среды Норвегии. 

 

 

ADVERTISEMENT

Sections
Мнения