Норильск, полуостров Таймыр. Фото: mnr.gov.ru

Один год спустя разлива топлива, «Норильский никель» продолжает игнорировать критику со стороны коренных народов

«Норильский никель» исповедует патерналистский и колониальный подход к коренным народам региона, пишут в своей статье для Barents Observer Алина Быкова и Павел Суляндзига.
июня 02, 2021

ADVERTISEMENT

Алина Быкова и Павел Суляндзига

29 мая 2020 года с объекта металлургического гиганта «Норильский никель» в тундру полуострова Таймыр на севере России разлилось более 21 тысячи тонн дизельного топлива, пропитавших почву и местные водные объекты. Инцидент считается крупнейшим разливом нефти в России за последние десятилетия. С тех пор «Норильский никель» пообещал множество красивых заверений, в том числе в адрес коренных народов Таймыра, которые уже многие годы сталкиваются с загрязнением окружающей среды, вызванным действиями компании. Помимо выплаты пострадавшим общинам небольших сумм, «Норникель» практически ничего больше не сделал, кроме того что дал пустое обещания изменить свое поведение и политику, которое он давал уже много раз.

«Норильский никель» исповедует патерналистский и колониальный подход к коренным народам региона. Компания утверждает, что соблюдает международные нормы, особенно в том, что касается прав коренных народов, однако раз за разом у нее не получается воплотить эти декларации в жизнь. Хотя у компании и есть рабочие отношения с коренными народами Таймыра, это ни в коем случае не равноправное партнерство, а, скорее, отношения между крупным бизнесом и колонизированными народами. Хотя в прошлом «Норникель» и выделял деньги на проекты для коренных жителей Таймыра, он не проявлял уважения к самоопределению коренных народов. «Норильский никель» никогда не считал, что работает на землях коренных народов и что поддержание равноправных отношений с коренными народами региона — это не услуга со стороны компании, а, скорее, ее обязанность.

У компании есть политика в отношении прав коренных народов, но в ней никак не упоминается свободное, предварительное и осознанное согласие (СПОС) — право, закрепленное в Декларации Организации Объединенных Наций о правах коренных народов, являющейся международным стандартом. Хотя компания и приводит примеры поддержки, которую она уже оказала коренным народам Таймыра, ни в одном из пресс-релизов «Норильского никеля» на тему сотрудничества с коренными народами нет упоминания о СПОС или того, планирует ли компания проводить консультации с коренными народами в будущем.

Хотя «Норильский никель» пообещал потратить 2 млрд рублей в течение следующих пяти лет на программы для коренных народов, что кажется крупной суммой, по словам анонимных источников, напрямую в пострадавшие общины будет направлено менее 10 процентов от этого объема, или примерно 250 тысяч рублей на человека (около 3000 долларов США), в то время как большая часть будет потрачена на программы под руководством компании.

Кроме того, в подготовленных «Норильским никелем» договорах о выплате средств оговаривается, что общины отказываются требовать дополнительных выплат в будущем и не будут подавать иски о дополнительной компенсации. Представители ряда общин планируют оспорить эти условия в суде.

Также компания недавно объявила, что подписала соглашения с несколькими организациями коренных народов и приняла на работу в качестве официальных представителей коренных народов членов общин, которые заявляют, что представляют все коренные народы Таймыра. Единственная группа от кого эти люди выступают — это сама компания, поскольку они работают в «Норильском никеле» и полностью от него зависят. При этом «Норникель» отказывается вести конструктивный диалог с коренными народами, которые критикуют поведение компании. В «Норильском никеле» заявляют о планах провести экспедицию для консультаций с коренными народами Таймыра об их «мнениях», что компания стремится обеспечить прозрачность принятия любых решений и что определять эффективность использования средств, выделенных общинам, будет координационный совет под руководством «Норникеля».

Тут любой образованный человек сразу бы поспешил указать на то, что компания не может беспристрастно отчитываться самой себе, и это особенно верно в случае «Норильского никеля», который неоднократно противодействовал независимым проверкам своих объектов или взятию проб даже после прошлогоднего катастрофического разлива. Также известно о случаях подкупа природоохранных органов со стороны компании в целях скрытия масштабов загрязнения в регионе. По итогам обследования загрязнения, проведенного компанией после разлива, сделан вывод об отсутствии «серьезной катастрофы» и что «отмечена высокая способность экосистем к восстановлению», что представляет собой интересное заключение, учитывая, что масштабное воздействие разлива топлива и других загрязнений хорошо задокументировано в новостных и научных статьях. Также хорошо известно, что окружающая среда Арктики особенно чувствительна к загрязнению, поскольку короткий вегетационный период замедляет восстановление растительности. Учитывая то, что мы знаем о поведении «Норильского никеля», трудно поверить в объективность изучения и анализа проблем, особенно касающихся коренных народов, в рамках будущих инициатив или отчетов компании.

ADVERTISEMENT

Этот комментарий не ставит целью выступить от имени каких-либо коренных народов. Это просто требование реального диалога между «Норильским никелем» и коренными народами Таймыра. Не с теми, кому платит компания или российское государство, а с теми, кто пострадал от разлива и десятилетий загрязнения, кто столкнулся с проблемами доступа к продовольствию и своим традиционным землям из-за ухудшения состояния окружающей среды. Вести диалог со свободными людьми, которые знают свои права и не зависят от доброй воли компании, очевидно, намного сложнее, чем работать с теми, кто находится в зависимом положении и рискует потерять все, если будет выступать против недобросовестных действий, но это правильный способ ведения бизнеса, и если «Норильский никель» хочет чтобы его воспринимали серьезно в качестве международной компании, ему нужно идти по этому пути.

Цель не в том, чтобы закрыть «Норильский никель» или его предприятия, а в том, чтобы обеспечить соблюдение компанией прав коренных народов, которых, по ее утверждениям, она придерживается. Если «Норильский никель» не соблюдает эти права, то каждый должен знать, что он их не соблюдает и что он не может искренне называть себя ответственной компанией, придерживающейся международных стандартов. «Норильский никель» должен нести ответственность, и компания должна выполнять свои обещания — иначе они будут смотреться только как пиар и пропаганда. 

 


Алина Быкова учится в аспирантуре Стэнфордского университета и является главным редактором Арктического института. 

Павел Суляндзига — президент международного фонда «Батани», созданного для поддержки коренных народов российского Севера.

 

ADVERTISEMENT

Sections
Мнения