Smile for cooperation: Captain on bridge at «KV Barentshav» Frode Urke (left) and Head of the Northern Fleet's exercise unit Aleksandr Ulyanov (in the middle). Photo: Thomas Nilsen

Проведя несколько военных учений по отдельности, Норвегия и Россия вновь встретились на море в рамках совместных учений по поиску и спасению

июня 09, 2018
Улыбки на лицах военных: командир судна Норвежской береговой охраны KV Barentshav Фруде Юрке (слева) и заместитель начальника управления поисковых и аварийно-спасательных работ Северного флота Александр Ульянов (в центре) рады совместной работе в Баренцевом море. Сценарий из жизни – поиск и спасение пропавших и ликвидация разлива нефти.

Тактическая навигация, ракеты, пушки, военные корабли и подводные лодки. Весна выдалась напряженной – и норвежские военные и российский Северный флот провели в водах Арктики несколько учений. Несколько дней назад норвежский фрегат Roald Amundsen вместе с примерно 10 судами НАТО из Нидерландов, Германии и Дании отрабатывали действия возле острова Аннёйа на севере Норвегии. До этого в мае пять стран НАТО приняли участие в противолодочных учениях у побережья губернии Нурланн. Параллельно с этим российский Северный флот провел стрельбы в Баренцевом море чуть севернее Кольского полуострова. За неделю до этих учений стратегическая атомная подводная лодка «Юрий Долгорукий» провела залповый пуск четырех ядерных ракет «Булава» из акватории Белого моря, ставший крупнейшим за почти три десятилетия.

Военная напряженность между НАТО и Россия нарастает. Для противодействия российскому флоту в Северной Атлантике США вновь вводят в строй Второй флот. Рост военного доверия между Норвегией и Россией, наблюдавшийся с середины 90-х годов, неожиданно прекратился после аннексией Москвой Крыма в 2014 году. Морская граница между Норвегией и Россией простирается от Варангер-фьорда на 69-м градусе северной широты до 84-го градуса северной широты, почти на полпути между Шпицбергеном и Северным полюсом.

На сегодня ежегодные учения «Баренц» являются единственной серьезной площадкой, где вооруженные силы России и Норвегии работают вместе.

Учитывая всю эту напряженность, было приятно видеть на прошлой неделе, как люди в военной форме снова улыбаются друг другу. На сегодня ежегодные учения «Баренц» являются единственной серьезной площадкой, где вооруженные силы России и Норвегии работают вместе. На них также происходит взаимодействие и совместное использование ресурсов военных и гражданских подразделений.

Сценарий довольно реалистичен: рыболовное судно из Хаммерфеста под говорящим названием “Фишалот” с 10 членами экипажа на борту затонуло где-то в районе морской границы, но его точное местоположение неизвестно. Люди, возможно, находятся в ледяной воде. Расположенный в Будё Норвежский объединенный спасательно-координационный центр оповещает органы власти обеих стран. Начинается мобилизация поисково-спасательных подразделений из разных частей региона. С аэродрома Банак в Финнмарке в воздух поднимается вертолет «Си Кинг», а параллельно с этим из Киркенеса выходят два судна береговой охраны ― Farm и Barentshav. На борту последнего находится журналист Barents Observer. На полной скорости из других норвежских портов на восточном побережье Баренцева моря идут поисково-спасательное судно, буксир и судно Норвежской береговой администрации Bøkfjord.

С российского Кольского полуострова приходят новое многофункциональное судно обеспечения «Эльбрус» и спасательный буксир СБ-535. Из аэропорта Североморск-3 срочно взлетает морской патрульный самолет Ил-38. Гражданский спасательный вертолет Ми-8 вылетает на место из Мурманска, а вскоре в район прибывают судно береговой охраны ФСБ и буксир “Умка”. Две недели назад “Умка” участвовал в буксировке первой российской плавучей атомной станции из Санкт-Петербурга в Мурманск вдоль Скандинавии.

 

Поиск «пропавших» с участием норвежских и российских военных и гражданских судов и вертолетов. Слева «Эльбрус», на горизонте «Умка», справа судно береговой охраны ФСБ, в воздухе вертолет «Си Кинг». Маленькие красные точки – это люди с «затонувшего» рыболовного судна и спасательный плот. Фото: Томас Нильсен​

ADVERTISEMENT

Переход из Киркенеса до района поиска занимает три часа. И вертолет «Си Кинг» и Ил-38 прилетают на место задолго до прибытия судов. При поиске людей на море важна каждая минута. В это время года температура воды в Баренцевом море составляет 3-4 градуса. Даже в самом хорошем спасательном костюме в водах к северу от материковой Европы долго не продержишься. Шансы выше, если люди находятся на спасательном плоту или в шлюпке, но никаких гарантий нет. 

Вскоре с воздуха сообщают об обнаружении красного спасательного плота. Затем экипаж вертолета докладывает об обнаружении еще одного спасательного плота. В воде недалеко от плота также обнаружены люди (на самом деле манекены в спасательных костюмах). Экипажи норвежских и российских летательных аппаратов сообщают более точные координаты, чтобы определить район поиска. На борту Barentshav вскоре становится понятно, что различные поисковые подразделения нашли один и тот же спасательный плот два или даже три раза. Подобная крупномасштабная поисково-спасательная операция требует особого внимания к координации, что не всегда легко заранее отработать в рамках командно-штабных учений.

В штабе учений на мостике Barentshav слышны радиокоманды на норвежском, английском и русском языках. На экранах на стене данные радаров и карты. Периодически в график событий на доске вносятся изменения. Повсюду люди в форме, представляющие различные ведомства и организации. Суда и Объединенный спасательно- координационный центр обмениваются координатами различных сил и средств и временем перехода или перелета в необходимую точку. Очевидно схемы хорошо работают, все знают, что делать и кому и когда передавать информацию. 

 

Штаб учений на борту судна береговой охраны Норвегии Barentshav. Фото: Томас Нильсен​

Из-за разницы языков, систем субординации и культуры взаимодействия между гражданскими и военными структурами некоторые решения приходится принимать прямо по ходу. Изначально было согласовано, что норвежский вертолёт «Си Кинг» отправит письменный запрос в российские органы управления воздушным движением для получения разрешения на вход в воздушное российское пространство в районе учений. Сказано, сделано. Но письменного подтверждения так и не пришло, и тогда разрешение было дано устно и вертолет повернул на восток через границу, продолжая поиск остальных из 10 пропавших. Норвежский парк вертолетов «Си Кинг» приписан к 330-й эскадрилье ВВС.

В 2007 году вертолет 330-й эскадрильи ВВС Норвегии вошел в российское воздушное пространство и в последний момент успел спасти 12 моряков с российского сухогруза, налетевшего в штормовую погоду на скалы полуострова Рыбачий чуть восточнее границы. Все двенадцать сначала были доставлены в больницу в приграничном норвежском Киркенесе, откуда уже потом вернулись домой в Мурманск.  

В 1995 году страны подписали межправительственное соглашение по сотрудничеству в сфере поиска и спасения в Баренцевом море. Учения «Баренц» проводятся в рамках соглашения и являются ежегодной двусторонней тренировкой на море в районе Варангер-фьорда. В прошлом году учениями руководила российская сторона. В этом году во главе норвежцы.

Аналогично тому, как норвежскому вертолету разрешили войти в российское воздушное пространство, судно Северного флота «Эльбрус» получило разрешение на вход в норвежские воды. Вроде бы так и должно быть в случае поисково-спасательной операции. Тем не менее, это небольшой важный шаг в период построения доверия, следующий за охлаждением геополитического климата между Востоком и Западом, в том числе и на Крайнем Севере. Всего лишь год назад российские бомбардировщики имитировали атаку на расположенный в норвежском Вардё радар НАТО и другие цели на территории Северной Норвегии. Сегодня радар в Вардё виден далеко на горизонте из района проведения учений, где сотрудничают военные обеих стран.

Нам необходимо сотрудничать друг с другом, поскольку сейчас мы видим опасную атмосферу.

«Подобные учения действительно важны, думаю, для обеих сторон – Норвегии и России», – говорит Игорь Макеев, капитан-координатор Морского спасательного координационного центра Мурманск. «Нам необходимо сотрудничать друг с другом, поскольку сейчас мы видим опасную атмосферу, поэтому нам нужно проводить учения каждый год. В следующем году учения будут еще лучше. Обязательно», – улыбается он. 

С ним согласен директор Объединенного спасательно-координационного центра Северной Норвегии (JRCC) Бент-Уве Ямтли, подчеркивающий необходимость приграничного сотрудничества в Арктике. «Длинные расстояния, ограниченность ресурсов, общие вызовы на севере – все это обуславливает необходимость сотрудничества Норвегии с Россией и готовности к тому дню, когда объединение сил потребуется в реальности», ― говорит Ямтли.

 

Директор Объединенного спасательно-координационного центра Северной Норвегии (JRCC) Бент-Уве Ямтли. Фото: Томас Нильсен

Чем больше у Норвегии и России будет совместных учений, тем увереннее я буду в том, что мы сможем справиться с задачами в реальной ситуации.

Тур-Эйрик Торкильдсен руководит в JRCC спасательными работами. На учениях он отвечает за поиск «пропавших рыбаков» в районе морской границы.

«Нам нужны совместные тренировки, чтобы быть уверенными в том, что у нас налажены системы связи и мы сможем общаться друг с другом для выполнении задания», ― говорит Торкильдсен. «Чем больше у Норвегии и России будет совместных учений, тем увереннее я буду в том, что мы сможем справиться с задачами в реальной ситуации», ― поясняет он.

Чтобы найти все 10 «человек» с «затонувшего» рыболовного судна с момента поднятия тревоги понадобилось три часа. Двое были на спасательном плоту, остальные оказались в разных точках в море. Кто-то по норвежскую сторону, а кто-то по российскую сторону морской границы. Вскоре вертолеты и скоростные катера российского ВМФ и норвежской береговой охраны поднимают манекены в оранжевых спасательных костюмах из ледяной воды. Все манекены были сброшены в воду за несколько часов до прибытия первых сил спасателей, поэтому некоторые из них оказались в нескольких милях от первоначальной точки.

И «Си Кинг» из Банака и Ми-8 из Мурмашей получили возможность попрактиковаться в подъеме манекенов с иностранного судна и спуска их на свое.

 

Спуск троса с российского спасательного вертолета Ми-8 на палубу судна норвежской береговой охраны Barentshav. Фото: Томас Нильсен

Учения «Баренц» и норвежско-российское сотрудничество в сфере поиска и спасения хорошо известны в мире, где признают его важность и успешность. Более крупные международные учения пока еще не проводились, но очевидно, что Арктический форум береговых охран, председателем которого сейчас является Финляндия, ставит перед цель проведения реальных учений где-то в полярных водах. В апреле на тренажере-симуляторе в финском Турку была отработана спасательная операция с участием представителей всех восьми арктических стран, входящих в Форум.

На данный момент Арктический форум береговых охран является единственной организацией циркумполярного сотрудничества, где люди в форме из всех стран встречаются для выработки совместных целей и партнерства на Крайнем Севере.

На борту Barentshav в качестве наблюдателя за совместными российско-норвежскими учениями присутствует Харви Варди, руководитель морских поисково-спасательных работ в атлантическом регионе Береговой охраны Канады из провинции Новая Шотландия.

«Очень интересно видеть высокий уровень организации учений и как различные подразделения выполняют свои задачи и как все это координируется», ― сказал Варди.

Выводы канадского наблюдателя подтвердились на оперативном разборе учений на борту одного из судов норвежской береговой охраны. «Все прошло замечательно, мы смогли увидеть силы и средства друг друга и как они взаимодействуют через границу», ― подвел итог Бент-Уве Ямтли. Координатор спасательных работ Тур-Ейрик Торкильдсен высоко оценил мобилизацию большого количества сил и средств за такой короткий срок после тревоги, но отметил, что это вызвало некоторые сложности с координацией. Примером стал плот, который нашли несколько раз.

Ведущий координатор учений «Баренц-2018» от российского ВМФ Александр Ульянов подвел итог, сказав, что все прошло в соответствии с согласованным планом. Тем не менее он отметил: «Нам было необходимо заранее нанести на карту маршруты поиска».

«Непредсказуемость и фактор внезапности важны, чтобы добиться максимальной приближенности учений к реальным условиям», ― ответил глава JRCC Бент-Уве Ямтли.

В общей сложности было задействовано несколько сот человек, девять судов, два самолета и два вертолета. В учениях не смогли принять участие норвежский патрульный самолет «Орион» и российский военный вертолет Ка-27.

 

Катер с «Эльбруса» буксирует спасательный плот. Фото: Томас Нильсен​

Учения «Баренц» направлены не только на спасение людей на море. Другая важная область сотрудничества – это предотвращение разливов нефти в условиях хрупкой экосистемы Арктики. Поэтому второй этап учений включает в себя условный разлив тысяч литров нефти с «затонувшего рыболовного судна» и совместные действия по локализации и сбору нефти с поверхности воды.

С четырех судов, в том числе «Эльбруса» Северного флота и Farm береговой охраны, спускаются боновые заграждения. Помимо этого, для оценки масштаба разлива в воздухе находится самолет по контролю загрязнения окружающей среды Береговой администрации.

В конце концов именно погода накладывает ограничения на подобные операции по ликвидации разлива нефти.

«Это в первую очередь важно для нас, потому что это двусторонние учения Норвегии и России ― отработка практического взаимодействия в Баренцевом море и достижение взаимопонимания», ― говорит Ян Педерсен, старший советник Центра аварийной готовности Береговой администрации.

Педерсен поясняет, что сегодня не было проблем с погодой, но на Крайнем Севере так бывает не всегда. «Погода может быть и хуже, и в конце концов именно погода накладывает ограничения на эти операции».

Дополнительные фотографии с учений «Баренце-2018» есть в галерее в конце этой статьи. 

 

Судно Береговой администрации Bøkfjord является важным элементом готовности к разливам нефти на Севере Норвегии. Фото: Томас Нильсен​

… We hope you liked this article.
Support independent, nonprofit journalism. For 15 years, the Barents Observer has provided serious, fact-based journalism and stories from the Barents region and the Arctic. Please help us continue to be a voice for press freedom in the borderland to Russia. Get engaged and give a small donation.