Министр иностранных дел Берге Бренде и глава Норвежского агентства по радиационной защите Уле Харбиц. Фото: Атле Столесен

«Исторический день в губе Андреева»

Российские и норвежские политики, дипломаты и эксперты высокого уровня радостно махали транспортному судну «Россита», отплывавшему с первой с первой партией тщательно упакованного отработавшего ядерного топлива. Но в воздухе также витал и холодок тревоги о том, что потенциально может пойти не так при вывозе тонн смертельно опасного груза с объекта.
июня 30, 2017

«У меня остались сильные впечатления. В тот момент, когда судно отошло от берега, я даже немного растрогался», — говорит министр иностранных дел Норвегии Берге Бренде. Он возглавлял норвежскую делегацию на мероприятии. За последние 20 лет Норвегия потратила около 30 миллионов евро на реабилитацию ядерной свалки, расположенной всего лишь в 50 километрах от своей границы.

 
«Россита» уходит с первым грузом из губы Андреева. Фото: gov-murman.ru

На борту «Росситы» было 470 отработавших тепловыделяющих сборок. Это всего лишь около двух процентов от общего количества отходов, хранящихся в губе Андреева. На объекте остались еще более 19500 сборок. Хранилище на берегу Баренцева моря является одним из крупнейших такого рода в мире. И в течение десятилетий крайне опасные материалы хранились под открытым небом и в очень плохих условиях.

«Это большой день для окружающей среды, российско-норвежского сотрудничества, жителей Финнмарка и Кольского полуострова и все тех, кому небезразлично Баренцево море», — подчеркнул Бренде на брифинге для прессы после мероприятия.

Наследие забвения

Норвежский министр ездил из приграничного норвежского Киркенеса на расположенное неподалеку российские хранилище на один день. На объекте очень серьезные меры безопасности, и норвежским журналистам запретили брать с собой фото и видеотехнику.

Слева направо: Берге Бренде, Уле Харбиц и Нильс Бемер. Фото: Атле Столесен

Рядом располагаются несколько из наиболее мощных российских военно-морских баз, на некоторых из которых базируются новые и модернизированные атомные подводные лодки.

В губе Андреева хранятся десятилетия советского наследия, свидетельство отсутствия должного внимания к вопросам безопасности и экологии. Большая часть из находящихся здесь примерно 20 тысяч топливных сборок раньше работала в реакторах десятков советских подлодок, бороздивших просторы Мирового океана, участвуя в военных играх супердержавы.

ADVERTISEMENT

Теперь Россия пытается справиться с последствиями. И делать ей это придется еще несколько десятилетий. Только экологическая реабилитация губы Андреева займет несколько лет, возможно, даже больше десяти.

Сотрудничество

Первым, кто пролил свет на ситуацию в губе Андреева, была норвежская экологическая общественная организация «Беллона». Ее доклады в начале 1990-х вызвали бурную международную реакцию, приведшую в последствии к волне усилий, направленных на экологическую реабилитацию объекта. 

 
Основные действующие лица на борту «Росситы». Фото: gov-murman.ru

С того времени ряд стран, в том числе Норвегия, Великобритания, Франция, Германия, Италия и другие страны оказывают поддержку. Вероятно, это сотрудничество продолжится и в ближайшие годы. 

По крайней мере Норвегия готова продолжать оказывать поддержку.

«Полагаю, у нас есть ресурсы для продолжения этого сотрудничества», — сказал он Barents Observer.

Во время своей однодневной поездки за границу Бренде встретился и с губернатором Мурманской области Мариной Ковтун, и с главой «Росатома» Алексеем Лихачевым.

«У меня сложилось впечатление, что они оба открыты и заинтересованы в этом сотрудничестве, — сказал Бренде. — Замечательно, что у нас получается реализовывать этот проект в ситуации, когда отношения между Россией и Европой оставляют желать лучшего. Это показывает, что подобное практическое сотрудничество может продолжаться и должно продолжаться как раньше».

Опасные работы

«Действительно исторический день», — еще раз подчеркнул Бренде. С ним согласен глава Норвежского агентства по радиационной защите Уле Харбиц.

«Без извлечения топлива все стало бы гораздо хуже», — подчеркнул он. Он считает, что без участия Норвегии и других заинтересованных сторон нельзя было бы достичь такого прогресса на объекте.

Харбиц бывал в губе Андреева много раз и следил за развитием ситуации с самого начала.

«В 90-х это действительно была свалка — абсолютно ничего не работало, а охрана объекта жила в какой-то трубе на территории».

Он подчеркивает, что произошли значительные изменения, и что сейчас объект хорошо охраняется, и что сегодня все «выглядит как настоящее хранилище ядерных отходов».

Но опасностей по-прежнему много.

Отработавшие топливные сборки извлекаются из ячеек хранилища, упаковываются в новые чехлы, затем в транспортные контейнеры, которые на «Россите» морем отправляются в Мурманск. Там их перегружают на специальные железнодорожные вагоны и везут на переработку через полстраны из арктического Мурманска по густонаселенным районам в центре страны на комбинат «Маяк», расположенный недалеко на Урале недалеко от Челябинска.

Каждое звено этой цепочки связано с риском.

Аварии могут быть смертельными 

«Сегодня и вправду исторический день, но мы не должны забывать, что, возможно, самая сложная работа еще впереди», — говорит генеральный директор «Беллоны» Нильс Бемер. 

Он подтверждает, что извлечение некоторых сборок вызовет большие трудности. 

«Самый старый блок хранения, в котором содержится примерно треть всех материалов, находится в плохом состоянии, и пока никто не знает, что с ним делать». 

 
Нильс Бемер – эксперт по ядерной безопасности экологической организации «Беллона». Фото: Томас Нильсен

Бемер полагает, что в течение первой фазы проекта будет накоплен ценный опыт, и что для последней самой сложной части работ в конечном итоге будут найдены соответствующие подходы и технологии.

«Потому что, если что-нибудь случится, это повлияет на Норвегию, и особенно на людей, проживающих на севере в Финнмарке», — говорит он.

Эколог также подчеркивает, что это может нанести серьезный ущерб среде Баренцева моря. 

Бемер также призывает власти Норвегии оказывать давление на Россию, чтобы узнать больше о переработке и хранении на «Маяке».

«Если говорить о доступе к информации, то Маяк» - это черная дыра. На нас лежит моральная ответственность следить за судьбой этого топлива».

Это подтверждает экологический активист Надежда Кутепова, которой пришлось уехать из страны.

В интервью Barents Observer, Кутепова назвала переработку топлива на «Маяке» опасной и сказала, что «отправлять туда новые отходы – очень плохая идея». 

«В реальности у Норвегии нет никаких возможностей проверить, что там происходит».

 

You can help us…

…. we hope you enjoyed reading this article. Unlike many others, the Barents Observer has no paywall. We want to keep our journalism open to everyone, including to our Russian readers. The Independent Barents Observer is a journalist-owned newspaper. It takes a lot of hard work and money to produce. But, we strongly believe our bilingual reporting makes a difference in the north. We therefore got a small favor to ask; make a contribution to our work.

ADVERTISEMENT

Sections
Экология

ADVERTISEMENT