Мортен Бругорд (слева) и Уле Андреас Линдеман на ступеньках Генерального консульства Норвегии в Мурманске. Фото: Томас Нильсен

Светлое будущее для норвежских компаний в Мурманске

Многие инвесторы по-прежнему занимают выжидательную позицию, но Мортен Бругорд из Innovation Norway и консул Уле Андреас Линдеман видят новые возможности.
декабря 04, 2016

Ведете бизнес в Мурманске, столице российской Арктики? Если когда-нибудь задать подобный вопрос деловым партнерам, то наверняка развернется спор, где вы услышите:

- Санкции против России

- Штокман не пошел

- Отказ во въезде успешному предпринимателю

- Культура взяток и коррупции

- Судебная система, которая не всегда обеспечивает справедливость

Список разумных причин, по которым не стоит вкладывать деньги в Мурманск, можно и расширить. Но в самом Мурманске норвежцы, понимающие, что происходит на региональном рынке, сегодня с большим оптимизмом относятся к  инвестициям на севере России.

ADVERTISEMENT

«Я в целом оптимистично настроен относительно перспектив экономического роста в Мурманской области», - говорит генеральный консул Норвегии Уле Андреас Линдеман и показывает недавно опубликованные областным правительством данные, говорящие о росте внешней торговли Мурманской области. 

Торговый баланс региона снова в плюсе. Несмотря на санкции в отношении рыбы и морепродуктов, торговля с Норвегией также растет.

После двух лет рецессии западные компании снова увеличивают инвестиции в Россию по мере восстановления национальной экономики. По данным Центрального банка России, за первые девять месяцев этого года иностранные инвестиции выросли до 8,3 млрд долларов. За весь 2015 год иностранные инвестиции составили 5,9 млрд долларов.

Объем инвестиций по-прежнему намного ниже уровня, наблюдавшегося до аннексии Москвой Крыма в 2014 году.

24 млн евро государственных средств на поддержку проектов

За последние несколько лет ряд серьезных норвежских компаний ушли из России, включая телекоммуникационного гиганта «Теленор» и два банка - «Де Норске Банк» и «Спаре Банк 1 Нур-Норге». Все три компании пришли на российский рынок через Мурманск - ворота в Арктику.

В прошлом году после 15 лет работы в Мурманске закрыл свои двери норвежский центр СИВА. Созданный на государственные средства центр давал консультации новичкам и предоставлял офисные помещения только что созданным предприятиям.

Развитие деловых отношений с Россией является для Норвегии ключевым приоритетом в  двухсторонних отношениях на севере вот уже два десятилетия. В исследовании, опубликованном компанией «Акваплан-Нива», говорится, что на поддержку проектов норвежских компаний из различных секторов экономики в российской части Баренцева региона, в основном в Мурманской области, в рамках различных государственных программ было потрачено 24 миллиона евро.

 

«Слишком большой рынок, чтобы его игнорировать»

«Мы по-прежнему верим, что на российском рынке и в рамках Евразийского таможенного союза есть  много возможностей», - говорит Мортен Бругорд, старший советник Innovation Norway.

Бругорд занимается программой, направленной на укрепление сотрудничества с Россией и другими арктическими государствами. Программа рассчитана на 2014-2019 годы, а ее объем составляет 150 млн норвежских крон (16,5 млн евро). Средства выделены Министерством иностранных дел.

«Как и на любом другом рынке существуют определенные сектора, у которых перспективы лучше, чем у других. Если говорить о 2017 годе, то мы уверены в том, что для норвежских поставщиков и подрядчиков существуют огромные возможности в морской сфере», - говорит Бругорд.

Мурманск — крупнейший в России город за Полярным кругом. Фото: Томас Нильсен

По данным Всемирного банка, Россия поднялась на 40-е место в рейтинге благоприятности условий  ведения бизнеса в 2017 году со 124-го места, которая она занимала в 2012-м.

Россия имеет большое экономическое значение для Киркенеса

Уле Андреас Линдеман полагает, что стимулом для многих активных норвежских инвесторов являются показатели цифра оборота и доходов компаний из приграничного норвежского Киркенеса, работающих с севером России.

«Из исследования можно сделать два основных вывода: во-первых, торговля и экономические отношения на севере обладают более широкой, устойчивой и диверсифицированной структурой, чем мы ранее предполагали, и во-вторых, общие цифры показывают, что для приграничной территории экономические отношения с Россией имеют большее значение, что говорит о перспективах обоюдного роста в будущем», - говорит Линдеман, ссылаясь на анализ данных, собранных компанией «Акваплан-Нива» по заказу центра развития бизнеса Киркенеса и Генерального консульства.

«1,8 млрд крон (198,5 млн евро) прямого и косвенного оборота, 630 рабочих мест, из которых 280 напрямую связаны с деятельностью с Россией, и более 30 млн крон (3,3 млн евро) налоговых поступлений в год — цифры убеждают. Они ясно показывают, насколько мы можем выиграть благодаря сотрудничеству», - утверждает генеральный консул.

 

Мортен Бругорд говорит, что многие годы Северо-Запад России является основной точкой входа на российских рынок для норвежских предприятий.

«Баренцево сотрудничество создало прочный фундамент для развития делового сотрудничества», - говорит Бругор.

 

Супероптимист после 14 лет работы в Мурманске 

Одним из примеров успеха является компания «Барел электроникс», производящая осветительные приборы и аппаратуру для систем отопления. Сборка продукции производится как на фабрике в Киркенесе, так и на дочернем предприятии в Мурманске, созданном в 2002 году. Мурманский филиал выполняет крупные трудоемкие заказы. У «Барел» 20 сотрудников в Киркенесе и 40 в Мурманске — труд в России стоит дешевле.

Генеральный директор Трине Густавсен говорит Barents Observer, что она супероптимист.

«Мы не сталкивались с чем-то негативным. Ситуация с логистикой и таможней улучшается. Здесь большой потенциал для дальнейшего развития», - говорит она.

На этой неделе Густавсен находится в Мурманске с представителями потенциальных шведских и норвежских партнеров.

«Мы бы стали сильнее, если бы в Мурманске было больше иностранных компаний. Сейчас мы боимся быть в одиночестве», - говорит она.

Предприятие «Барел Электроникс» в Мурманске. Фото: Томас Нильсен

Трине Густавсен полна готовности делиться своим опытом ведения бизнеса в России с другими компаниями, выходящими на российский рынок.

«Важную роль играет прозрачность. Наш успех стал результатом того, что мы были здесь и видели потенциал изнутри. От сидения где-то в другой точке мира и чтения негативных новостей о России толку не будет», - считает Густавсен.

Обвал рубля три года назад стала хорошей новостью для компаний, несущих производственные затраты в России и получающих выручку в евро или долларах.

 

«Совершенно другой менталитет»

Мортен Бругорд, который консультирует норвежцев о ведении бизнеса на севере России, говорит, что самую большую сложность представляют различия в деловой культуре. 

«Российские бизнесмены похожи на норвежцев, но у них абсолютно другой менталитет. Для норвежцев естественно доверять друг другу и государству, что не свойственно россиянам», - объясняет Бругорд и продолжает:

«Норвежцы часто считают своих российских партнеров медленными и неэффективными, в то время как россияне считают норвежцев наивными, и что они не обращают внимание на детали. Мы не можем этого изменить, но нам необходимо об этом помнить и учитывать».

Линдеман согласен с тем, что иностранные компании сталкиваются с новыми вызовами при выходе на российский рынок.

«Нужно быть хорошо подготовленным и знать деловую культуру. Базовые условия отличаются и, к сожалению, меняются, что может иметь негативные, а иногда даже разрушительные последствия для иностранных инвесторов. В этом плане ситуация стала гораздо лучше», - рассказывает Уле Андреас Линдеман. Он говорит о том, что региональные власти под руководством губернатора Марины Ковтун предпринимают меры по улучшению климата для иностранных инвесторов в Мурманской области и предоставляют компаниям помощь и поддержку.

«И поэтому тем более непонятно, почему главе компании «Олен Бетон» запретили въезд в Россию на 10 лет, учитывая насколько негативно это воспринимается потенциальными инвесторами. Этот случай по-прежнему широко освещается СМИ в Норвегии и других странах», - говорит генеральный консул.

Вложил миллионы, объявлен персона нон грата

«Полагаю, кто-то заплатил ФСБ, чтобы меня выслали из страны», - сказал владелец «Олен Бетон» в недавнем интервью Barents Observer. Несмотря на то что его директор был объявлен персоной нон грата, норвежский производитель бетона сейчас занимается расширением производства  в Мурманске.

Рабочий на заводе «Олен Бетон» в районе Мурманска занимается изготовлением малых свайных оголовков. Фото: Томас Нильсен

Говоря о препятствиях для развития приграничного делового сотрудничества, Мортен Бругорд упоминает нынешний режим санкций. «По-моему мнению, санкции представляют самую большую сложность. Этот вопрос создает неопределенность и ведет к возрастанию уровня воспринимаемого риска», - говорит он.

Тем не менее в течение 2016 года Innovation Norway отмечает рост числа норвежских предприятий, интересующихся возможностями в России. Однако, по мнению Бругорда, центрами притяжения являются Санкт-Петербург и Москва.

Переоценка потенциала, недооценка риска

Тем временем в мурманском пабе «Бульдог», где по пятницам традиционно встречаются норвежцы, тихо.  Пару лет назад среди любителей пива в этом баре говорящих по-норвежски было не меньше, чем по-русски.

«Думаю, произошел разрыв между ожиданиями и результатами, поскольку компании переоценили потенциальную выгоду и недооценили риск», - говорит Бругорд.

Он также объясняет, почему многие норвежцы свернули свои российские предприятия с окончанием Штокмановского проекта.

«Отправной точкой для многих из этих начинаний была планировавшаяся разработка Штокмановского месторождения, что привело к тому, что на российский рынок пришли те, кто раньше не знал, что такое вести бизнес в России»,- говорит Бругорд.

«Торговля и бизнес — это улица с двухсторонним движением»

Созданный в 2007 году  «Газпромом», «Тоталь» и «Статойл» консорциум планировал вложить огромные средства в разработку крупнейшего из известных в мире месторождений природного газа в Баренцевом море. По трубам газ должен был поступать на завод СПГ в Териберке на побережье Кольского полуострова. В 2010 году проект был остановлен в связи с перенасыщением мирового рынка сжиженного газа в результате разработки сланцевого газа в США.

Компания «Рейнертсен НВР», мурманский филиал норвежского поставщика для нефтегазовой промышленности, в 2005 году создала цех для производства металлоконструкций на Абрам-Мысе на берегу Кольского залива в надежде получить много заказов от Штокмановского проекта. Сегодня у «Рейнертсен» по-прежнему есть огромные производственные помещения, где компания производит трубы и металлоконструкции для российской и норвежской нефтяной промышленности.

Норвежское генеральное консульство в Мурманске тоже надеется на рост трансграничного экономического сотрудничества. «Разумеется, мы приветствуем российские инвестиции в Норвегию», - говорит Уле Андреас Линдеман.

«Торговля и бизнес — это улица с двусторонним движением. Только вместе мы можем расти и процветать».

Компания «Рейнертсен НВР» в Мурманске специализируется на выполнении крупных проектов в нефтегазовой отрасли, но также выполняет заказы для строительных проектов на суше и других отраслей. Фото: Томас Нильсен

 

ADVERTISEMENT

Advertisement

ADVERTISEMENT