Øyvind Aas-Hansen with the Norwegian Radiation and Nuclear Safety Authority together with Aleksandr Vazhenin (left) and Pavel with the Radiometric Department of Rosatom.

Страны Арктики повышают готовность к ядерным авариям

июля 24, 2019
Эйвинд Аас-Хансен из Норвежского агентства по радиационной и ядерной безопасности (DSA) рад сотрудничеству с Александром Важениным и Павлом Борисовым из Аварийно-технического центра (АТЦ) российской государственной корпорации по атомной энергии «Росатом». Резкий рост числа атомных судов в водах Арктики вызывает обеспокоенность у экспертов по безопасности из разных стран, недавно посетивших остров Медвежий и Шпицберген, чтобы посмотреть, как можно использовать беспилотники для обнаружения опасной райдиации.

«Беспилотники могли бы стать очень полезным инструментом для групп аварийного реагирования в случае ядерных аварий на море», — считает старший советник DSA Эйвинд Аас-Хансен. Безопасность спасателей всегда остается задачей номер один, и информация о радиационной обстановке в режиме реального времени необходима во время всех опасных работ.

Наихудший вариант развития событий — расплавление реактора на атомном судне или пожар на грузовом судне, перевозящем радиоактивные отходы, в случае которых члены экипажа вынуждены покинуть судно.

В 2018 году Северную Норвегию посетило рекордное число атомных подводных лодок — 12. Они приходят в район маяка Хеккинген в Малангене к западу от Тромсё для получения припасов или смены экипажа, а затем снова уходят играть в кошки-мышки с российскими подводными лодками в стратегически важном районе между Норвегией, Исландией и Гренландией.

30 лет назад 26 июня 1989 года здесь, в международных водах у острова Сенья в губернии Трумс, на российской подводной лодке К-192 проекта 675 («Эхо-II» в кодификации НАТО) произошла серьезная авария теплоносителя реактора, вызвавшая утечку радиоактивного йода в атмосферу, пока лодки буксировали в надводном полодении вдоль берегов северной части Норвегии до базы на Кольском полуострове.

Норвегия опасается повторения подобных ситуаций и стремится привлекать внимание к этому вопросу на международной арене, чтобы повысить готовность к радиационным авариям.

«Норвегия — маленькая страна, и нам повезло, что мы сотрудничаем как с Россией, так и с США, двумя ведущими странами в области реагирования на радиационные аварии».

 

В 2015 году в рамках Арктического совета была создана специальная рабочая группа ARCSAFE, целью которой является обмен знаниями и опытом между национальными органами радиационной безопасности и другими спасательными службами.

ADVERTISEMENT

Арктическое соглашение о реагировании на радиационные аварии   

«Норвегия предложила сформировать группу экспертов, одной из задач которой могло бы стать изучение возможности заключения в рамках Арктического совета соглашения о реагировании на чрезвычайные ситуации радиационного характера, аналогичное существующим соглашениям в отношении разливов нефти и совместного поиска и спасания», —  сказалАас-Хансен.

По его словам, задача такого соглашения — не заменить уже работающие механизмы, такие как Конвенция об оперативном оповещении о ядерной аварии Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), а дополнить его за счет укрепления трансграничной морской готовности в Арктике.

«У МАГАТЭ нет возражений. Требуется создание экспертной группы по радиации Арктического совета и согласие. Мы обеспокоены резким увеличением числа атомных судов на севере», — пояснил Аас-Хансен. «Решения в совете принимаются на основе консенсуса, поэтому, если не будет возражений со стороны государств-членов, группа экспертов начнет действовать после предстоящей в декабре встречи в Рейкьявике».

В 2019-2021 годах в Арктическом совете председательствует Исландия.

Соглашение стран Арктики о сотрудничестве в области реагирования на морские радиационные и ядерные чрезвычайные ситуации позволит проводить многосторонние учения, расширить обмен информацией и разрабатывать совместные планы реагирования на случай ядерной тревоги.

Тем временем эксперты по радиационному мониторингу из разных стран совместно с представителями отрасли занимаются изучением возможностей использования в Арктике беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). В июне журналист Barents Observer присутствовал на борту судна, на котором около 30 представителей России, Соединенных Штатов, Германии, Швейцарии и Норвегии отправились из Тромсё на Шпицберген через остров Медвежий для участия в мероприятии по демонстрации возможностей использования БПЛА в Арктике под названием Arctic Drone Event, посвященного в этом году именно готовности и реагированию на ситуации радиационного характера.

 
Остров Медвежий находится на полпути между материковой Норвегией и Шпицбергеном. 7 апреля 1989 года к югу от него после пожара на борту затонула советская подводная лодка «Комсомолец» (К-278). Она лежит на дне моря с одним реактором и двумя ядерными боеголовками. Фото: Томас Нильсен

 

Инициатором Arctic Drone Event выступило Норвежское общество инженеров и технологов NITO. Оно было организовано на борту научно-исследовательского судна Helmer Hanssen, принадлежащего Арктическому университету Норвегии из Тромсё.

«Как организация, насчитывающая почти 90 тысяч членов, мы озабочены не только зарплатой и тарифами, — сказал президент NITO Тронд Маркуссен, принявший участие в рейсе. — Без технологий нам не решить стоящих перед нами. В том числе на севере с его уязвимой природой. Если мы сможем помочь установлению контактов между природоохранными и надзорными органами с разработчиками технологий, то эти мероприятиям по беспилотникам проводятся не напрасно».

Летающие дозиметры  

Некоторые места слишком опасны для исследования и сбора данных людьми. Одним из них является и место ядерной аварии является, в том числе и в море.

БПЛА, более известные как беспилотники, оборудованные счетчиками Гейгера, камерами или другими приборами, могут исследовать опасные объекты с воздуха, например горящую подводную лодку. Тем временем подразделения аварийного реагирования могут на безопасном расстоянии заниматься подготовкой к приближению или высадке на борт.

 

Испытание беспилотников в Адвентдалене в районе Лонгйира на Шпицбергене. Управляет дроном Эспен Ульсен, офицер полиции администрации архипелага. Фото: Томас Нильсен​

 

И у США, и у России есть группы реагирования на ядерные аварии, оснащенные широким спектром датчиков для использования на борту пилотируемых летательных аппаратов. Беспилотники, как модели с неподвижным крылом, так квадрокоптеры, пока находятся на ранней стадии разработки, но обе страны крайне интересует возможность их использования для обнаружения радиоактивного излучения.

У АТЦ «Росатома» в Санкт-Петербурге есть несколько беспилотников, и его специалисты с нетерпением ждут новых технические решения.

Руководитель радиометрической службы АТЦ Александр сказал о важности приграничного сотрудничества так: «Оно дает нам возможность обмена информацией об измерительном оборудовании и методах лабораторного контроля. Это повышает уровень взаимного доверия».

Однако АТЦ отвечает только за гражданские объекты, такие как АЭС или базирующиеся в Мурманске атомные ледоколы. «Это сложно», — говорит Важенин, отвечая на вопрос о возможном сотрудничестве с флотом, в ведении которого находятся атомные подводные лодки.

На борту рейса на Шпицберген были и представители американской лаборатории дистанционного зондирования при Невадском испытательном полигоне (NNSS). Полигон является объектом Национального управления ядерной безопасности, входящего в структуру Министерства энергетики США. Как и «Росатом», NNSS используют воздушные системы, которые могут быть развернуты везде, где может произойти выброс радиации.

В сотрудничестве по линии Арктического совета принимают участие и Министерство энергетики США, и «Росатом», а также Управление радиационной безопасности Швеции, Агентство по чрезвычайным ситуациям Дании и норвежская DSA.

Рост числа морских реакторов  

Недавно Barents Observer опубликовал доклад, посвященный растущему числу реакторов в российской Арктике. Он является частью серии научно-популярных аналитических публикаций Barents Observer о Евроарктическом регионе.

В докладе приведен список из 39 атомных судов и объектов в российской Арктике, в который вошли 31 подводная лодка, один надводный военный корабль, пять ледоколов, две наземные и одна плавучая атомная электростанция — в общей сложности 62 реактора.

К 2035 году российская Арктика станет самым насыщенным атомными объектами морским регионом планеты.

По оценкам, через 15 лет число судов, включая подводные лодки, и наземных объектов, на которых используется атомная энергия, увеличится до 74, а общее число реакторов вырастет до 94, а может быть даже и до 114. Помимо строительства новых ледоколов и подводных лодок в России достают из запасников старые советские задумки по использованию атомной энергии для промышленного освоения арктического шельфа, например разведки и добычи нефти, газа и других полезных ископаемых и научных исследований. «К 2035 году российская Арктика станет самым насыщенным атомными объектами морским регионом планеты», — говорится в докладе.

Также продлевается срок службы существующих ледоколов и подводных лодок. Сегодня средний возраст атомных подводных лодок Северного флота достиг максимального уровня за всю его историю. Некоторые лодки, построенных в 1980-х годах, продолжат нести службу в Баренцевом море и подо льдами Арктики до конца 2020-х годов.

 

Карта: Barents Observer / Google Планета Земля

 

В августе из Мурманска в Певек, расположенный на северо-востоке арктического побережья Сибири, отбуксируют первую в России плавучую атомную электростанцию «Академик Ломоносов».

Планы использования атомной энергии в российской Арктике включают множество уникальных технологий, таких как установка реакторов на дне моря для поиска газа, создание гражданских подводных лодок для сейсморазведки и транспортировки грузов и использование реакторов малой мощности на ледостойких платформах.

В военной сфере Арктика могла бы использоваться в качестве полигона для испытаний новых российских крылатых ракет и подводных беспилотников с ядерной энергетической установкой. Оба вида вооружений демонстрировались во время прошлогоднего обращения президента Владимира Путина к Федеральному собранию, в котором он хвастался новыми системами ядерного оружия.

В докладе, подготовленном Рабочей группой по предупреждению, готовности и ликвидации чрезвычайных ситуаций (EPPR) к министерской встрече Арктического совета в Рованиеми в мае, подчеркиваются риски: «Наличие радиологического и ядерного материала в Арктике представляет риск серьезных происшествий или аварий, способных затронуть жителей Арктики и их общины, окружающую среду Арктики и отрасли Арктики, включая традиционные промыслы, такие как рыболовство, и местные источники продовольствия».

Ядерная авария в Баренцевом море может иметь катастрофические последствия для Норвегии и России в плане реализации рыбы и морепродуктов. Каждый год обе страны экспортируют треску и другие виды рыб на миллиарды евро.

 

Специалисты, собравшиеся на борту Helmer Hanssen, обсуждают возможности использования беспилотников при ядерных авариях в Арктике. Фото: Томас Нильсен​

 

В Норвегии беспилотники используются береговой охраной и администрацией Шпицбергена.

 

По словам оператора БПЛА лейтенанта Борда Александра Раунлида, береговая охрана планирует обеспечить все свои суда беспилотниками в течение нескольких лет. «Задача заключается в сборе и обмене информацией для достижения понимания ситуации на уровне различных ведомств».

 

Раунлид, являющийся заместителем командира корабля береговой охраны KV Tor рассказал о том, как беспилотники могут использоваться для контроля рыболовства, поиска и спасания, борьбы с разливами нефти и выполнения различных полицейских задач. «Мы заключили соглашение о сотрудничестве с Агентством по радиационной и ядерной безопасности. В течение 2019 года беспилотник на борту корабля Heimdal будет оборудован детектором ионизирующего излучения».

Затем подобные детекторы появятся на беспилотниках и на других кораблях береговой охраны.

Зона ответственности Норвежской береговой охраны простирается от пролива Скагеррак и Северного моря на юге до Норвежского и Баренцева морей на севере, включая акваторию Шпицбергена. В 2022-2024 годах у Норвегии появятся три новых судна ледового класса, которые станут крупнейшими кораблями береговой охраны в европейской Арктике.

У беспилотников есть ограничения, и Арктика тут не исключение.

Аккумуляторы большинства беспилотников рассчитаны на 30-40 минут полета, при этом чем холоднее, тем меньше времени аппарат может провести в воздухе. Сложности также вызывают ветер и полярная ночь. Из-за обледенения крыльев и пропеллеров беспилотник может разбиться за считанные секунды. И чем севернее, тем меньше надежность использующейся для навигации системы GPS.

Шпицберген является идеальным местом для испытаний беспилотных технологий в условиях Арктики.

 
Испытания беспилотника на Шпицбергене. Фото: Томас Нильсен​

 


You can help us…

…. we hope you enjoyed reading this article. Unlike many others, the Barents Observer has no paywall. We want to keep our journalism open to everyone, including to our Russian readers. The Independent Barents Observer is a journalist-owned newspaper. It takes a lot of hard work and money to produce. But, we strongly believe our bilingual reporting makes a difference in the north. We therefore got a small favor to ask; make a contribution to our work.