Photo: Atle Staalesen

Плавильному цеху в Никеле угрожает закрытие. Местные жители опасаются, что поселок обречен

ноября 12, 2019
Ядовитый дым, который вот уже несколько десятилетий отравляет российско-норвежское приграничье, может скоро стать историей. Это поможет сохранению и восстановлению уязвимой природы, но местное население беспокоится, что Никель превратится в заброшенный город-призрак.

Если вы работаете на комбинате, то вам обычно гарантированы достойная оплата и комфортное проживание. Так было всегда в Никеле, небольшом поселке, расположенном в нескольких километрах от Норвегии и Финляндии. 

Но все меняется, и спокойная и предсказуемая жизнь в Никеле больше не гарантирована.

В «Норникеле», которому принадлежит комбинат, подтвердили, что готовятся к закрытию. Об этом говорилось и раньше, но сейчас все по-другому.

На недавней встрече с губернатором Мурманской области Андреем Чибисом президент «Норникеля» Владимир Потанин дал понять, что 800 сотрудников скоро получат новую работу. Как пояснил Потанин, все будет проведено по той же схеме, что и в Норильске, где в 2016 году был закрыт никелевый завод компании.

«Такую же практику компания собирается применить во взаимодействии с руководством области и в поселке Никель, где сейчас в плавильном цеху работают около 800 работников компании. Этот цех в перспективе «Норникель» планирует закрыть», — сказал он изданию «Лента».

В Норильске около 2500 сотрудников прошли переподготовку и были переведены в другие подразделения компании. Часть переехала на юг, а часть ушла на пенсию на благоприятных условиях.

 

 

ADVERTISEMENT

В поселке Никель около 11 тысяч жителей. Фото: Атле Столесен

«Минимизация ущерба»

Закрытие плавцеха в Никеле подтвердили и в правительстве региона. Министр экономического развития Мурманской области Елена Тихонова на недавней конференции в норвежском Киркенесе в беседе с Barents Observer подчеркнула, что власти области и компания работают над минимизацией возможных негативных последствий, связанных с выполнением соглашений.

«Усилия правительства области и компании будут направлены на то, чтобы жители не почувствовали существенных изменений», — подчеркнула она.

«Работники компании могут пройти переобучение и остаться в компании, и если возникнут проблемы, которые будут этому мешать, то они без проблем смогут переехать туда, где будут чувствовать себя комфортно».

 

Жители Никеля. Фото: Атле Столесен

Давняя история

В Никеле находится администрация Печенгского района, расположенного примерно в 150 км западнее Мурманска. Производство никеля является основным источником дохода на этой территории с 30-х годов прошлого века, когда финские промышленники начали здесь добычу и переработку руды.

За эти десятилетия комбинат в Никеле обеспечил работой тысячи человек и принес миллиардные доходы. В Никель отправляли руду с местных рудников и рудников в соседнем Заполярном, а также из Норильска для производства файнштейна, промежуточного продукта переработки никеля. 

Александр Морозов возглавляет Печенгский район с 2015 года и хорошо знаком с ситуацией. При этом он не захотел давать комментарии о предстоящем закрытии.

«У нас по-прежнему нет никакой официальной информации об этом. У нас есть следующая информация: комбинат «Печенганикель» утвердил уровни выбросов до 2023 года. А что будет потом, я сказать не могу», — сказал он Barents Observer. 

«Поживем-увидим», — подчеркнул он.

 

Глава Печенгского района Александр Морозов. Фото: Атле Столесен

Перенос в Мончегорск

Но похоже, что многие местные жители хорошо осведомлены о происходящем. Работник комбината Андрей подтвердил, что сотрудники проинформированы о ситуации.

«Производство будет перенесено в Мончегорск, как только там закончится модернизация комбината, — сказал он. — Цех в Никеле слишком устарел и потребляет слишком много энергии, и производство придется переносить в любом случае».

«Может быть, это займет год или больше, чем планировалось, но его точно перенесут», — подчеркнул он. По его мнению, поселок Никель неизбежно станет меньше, но он надеется, что здесь будут созданы новые рабочие места.

 

Работник комбината Андрей. Фото: Атле Столесен

Беспокойство за будущее

Многие местные жители выражают озабоченность по поводу будущего.

«Думаю, что они закроют цех и это станет большой катастрофой для Никеля», — сказал Андрей, мужчина за сорок, работающий на местном руднике Каула-Котсельваара. По его словам, работы не останется, а безработица вырастет.

Еще один работник комбината Сергей согласен с тем, что закрытие приведет к серьезным последствиям для местного сообщества. 

«Люди уедут, молодежи останется мало. Вряд ли появятся какие-нибудь другие промышленные предприятия. Не будет и поддержки новой деятельности и занятости со стороны государства или компании», — сказал он Barents Observer.

Он пояснил, что сотрудники уже начали получать от компании уведомления о возможностях трудоустройства в других городах компании, в том числе в соседних Заполярном и Мончегорске, а также в Норильске на севере Сибири и на новом Быстринском ГОКе в Забайкалье.

 

 

Рудник Каула-Котсельваара находится рядом с плавильных цехом. Фото: Атле Столесен

Новый Никель

Плавильный цех в Никеле является ключевым элементом промышленного производства «Норникеля» на Кольском полуострове. По технологической цепочке никелевая руда поступала на перерабатывающие мощности компании, расположенные в Заполярном, Мончегорске и Никеле. Многие годы сюда на переработку также поступала руда с севера Сибири. 

Это сказалось на местной природе. Уязвимые территории вокруг объектов компании в Никеле, Заполярном и Мончегорске серьезно пострадали от выбросов серы.

Может быть, для Никеля теперь пришло время восстановления природы и развития новых предприятий. У «Норникеля» есть деньги, чтобы поддержать этот процесс. В 2018 году крупнейший в мире производитель никеля выплатил акционерам рекордные дивиденды в размере 3,7 миллиарда долларов.

Производство никеля, меди, платины, палладия и кобальта — очень прибыльный бизнес. Остается неизвестным, принесут ли эти большие деньги какую-нибудь пользу остающимся в Никеле людям.

 

 

 


… We hope you like to read our articles.
For 17 years, the Barents Observer has provided serious, fact-based stories about life and developments in the North. Please help us to strengthen our independent journalism. Get engaged, give a small donation. Thank you