Юха Торненсис, Пер-Антти Лабба, Анни-Хелена Руотсала, Минна Няккялаярви, Лаура Ольсен-Летофф и Туомас Аслак Юусо с подписями против открытия северо-запада финской Лапландии для горной добычи. Фото: Кукка Ранта

Саамские активисты собрали 37 200 подписей против горной добычи на землях оленеводов

сентября 03, 2020

«Оленеводство и горная промышленность не могут сосуществовать на одной территории», — сказала Минна Няккялаярви в интервью Barents Observer этим летом. «Пастбища и маршруты миграции меняются каждый год в зависимости от природных условий», — пояснила она, добавив, что из-за изменения климата ситуация становится все более непредсказуемой.

В надежде привлечь к этому вопросу внимание правительственных чиновников в Хельсинки Минна вместе с другими саамскими активистами инициировала петицию.

С июня онлайн-петицию с призывом к правительству Финляндии прекратить выдачу лицензий на добычу полезных ископаемых в этом районе, граничащим с Норвегией и Швецией, подписали 37 200 человек. Саамские оленеводы живут на этих землях с древних времен, когда никаких национальных границ здесь не было.

Фото: Кукка Ранта

 

На странице кампании в Facebook северные активисты сообщают, что 2 сентября передали все подписи в Хельсинки министру окружающей среды и климата Кристе Микконен.

По словам Минны Няккялаярви, ей показалось, что министр положительно отнеслась к подписям и призыву прекратить выдачу лицензий на добычу.

Никель и другие металлы  

Прошло четыре года с тех пор, как для сбора образцов горных пород для Геологической службы Финляндии (GTK) на этой территории появились передвижная буровая установка и вездеход. Согласно отчету GTK за 2018 год, на примерно 20 точках бурения было получено более 3300 погонных метров керна, а также проведена аэромагнитная съемка на участке Хиетакеро площадью 245 квадратных километров внутри природных территорий Тарвантоваара и Кясиварси. Благодаря этому здесь были обнаружены медь, кобальт и никель. В феврале 2020 года финский филиал голландской компании Akkerman Exploration подал предварительную заявку на участок. Финское агентство по безопасности и химикатам утвердило ее в апреле.

ADVERTISEMENT

Управляющий директор компании Akkerman Finland Ян Аккерман рассказывал Barents Observer о необходимости дополнительных изысканий, и что решение о подаче заявки на геологоразведку пока не принято.

«На этом очень раннем этапе изучения трудно определить, смогут ли оленеводство и горная добыча сосуществовать в Хиетакеро», — сказал Аккерман.

Он говорил о необходимости дальнейшего изучения, чтобы понять объем месторождений и определить тип и масштаб добычи и переработки полезных ископаемых. «На данный момент мы заинтересованы в том, чтобы понять взгляды и опасения местного населения, а также возможный интерес к сотрудничеству или участию».

Аккерман приветствует диалог с заинтересованными сторонами на месте, поясняя, что решение о том, подавать заявку на проведение изысканий или нет, будет приниматься после того, как все смогут высказать свое мнение и претензии.

 

Полуночное солнце над оленьим загоном в оленеводческой общине Эркуна. Фото: Томас Нильсен

 

Добыча не сможет начаться без разрешения правительства в Хельсинки. В то время как кто-то радуется появлению новых рабочих мест благодаря горнодобывающей промышленности, другие обеспокоены сохранением своих нынешних рабочих мест в качестве оленеводов, а также будущим единственного коренного народа на территории Европейского союза.

«Это не только работа, олени — это наша культура, наш образ жизни», — сказала Минна Няккялаярви.

«Если из-за горной промышленности мы потерям пастбища, мы потеряем все».

 

ADVERTISEMENT