Александр Никитин работал над привлечением иностранного финансирования для проектов в области радиационной безопасности на севере России на протяжении двух с лишним десятков лет. Фото: Томас Нильсен

«Беллона» будет работать в России несмотря на причисление к иностранным агентам

«Мы не бросим нашу исключительно важную работу из-за такой мелкой перемены», – говорит Александр Никитин, председатель экологического правозащитного центра «Беллона».
января 18, 2017

В России экологический правозащитный центр (ЭПЦ) «Беллона» – одно из наиболее важных НГО, работающих с вопросами радиационной безопасности и загрязнения окружающей среды в северных регионах. С середины 1990-х организация, имеющая отделения в Мурманске и Санкт-Петербурге, помогала направить международное финансирование на утилизацию подводных лодок времён холодной войны и консервацию радиоактивных отходов в Мурманской и Архангельской области.

В понедельник Министерство юстиции РФ отблагодарило ЭПЦ «Беллона» за превращение северных регионов в более безопасное место, поместив организацию в список «иностранных агентов».

С 1993 года деятельность «Беллоны» в России частично финансировалась МИД Норвегии. В 2012 году российский парламент принял закон, предписывающий работающим в стране НГО, получающим финансирование из-за рубежа, регистрироваться в Минюсте в качестве «иностранных агентов» в том случае, если они принимают участие в политической деятельности. В Минюсте же решают, считать деятельность организации политической или нет.

«Факт соответствия организации признакам некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, установлен в ходе проведения Главным управлением Минюста России по Санкт-Петербургу внеплановой выездной проверки», – говорится в документе, опубликованном в понедельник Минюстом. 

«Этого решения мы ждали», – сказал во вторник Александр Никитин (Москва). Он, тем не менее, подчёркивает, что клеймо «иностранного агента» не помешает работе «Беллоны» в России.

«Это означает, что мы будем продолжать работу в России. Мы бросим нашу исключительно важную работу из-за такой мелкой перемены, – говорит Никитин. – Все наши проекты остаются, все наши люди остаются, и мы придумаем, как продолжить работу».

ADVERTISEMENT

Никитин состоит в общественном совете Росатома, в который, кроме самой госкорпорации, входят учёные, гражданские организации, и который занимается вопросами принятия решений в сфере использования атомной энергии, охраны окружающей среды, ядерной и радиационной безопасности.

Клеймо на организации

В Мурманске в списке сотрудников петербургского ЭПЦ «Беллона» числится трое человек, – с марта 2015 года, когда их собственная организация «Беллона Мурманск» была объявлена «иностранным агентом».

По мнению Андрея Золоткова, главы мурманской группы, метка иностранного агента служит позорным клеймом для внесённых в список организаций.

 «Что будет дальше? Пока рано думать о будущем», – говорит он.  

Андрей Золотков принял участие в дискуссии по скайпу с правлением ЭПЦ «Беллона» в декабре прошлого года. Фото: Томас Нильсен

Комментируя закон об иностранных агентах, «Human Rights Watch» пишет у себя в хронике, что последние четыре года Кремль стремится заклеймить критику или альтернативные взгляды государственную политику как неблагонадёжные, спонсируемые из-за рубежа и даже предательские. Это элемент широкого подавления критических голосов, включающий новые юридические ограничения в Интернете, свободы слова, прав лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ), а также других фундаментальных свобод.

«Очень несправедливое решение»

В Осло генеральный директор «Беллоны» Нильс Бёмер подтверждает, что организация будет продолжать работу в России, несмотря на причисление к «иностранным агентам».

«У нас имеется ряд возможностей по организации работы в России, которые мы изучим. Мы найдём наилучший вариант её организации, чтобы вся наша деятельность проходила в соответствии с российскими и норвежскими законами, например, что касается налогов, – рассказал Бёмер Barents Observer’у по скайпу из Осло. – По нашему мнению, российские власти приняли очень несправедливое решение, особенно если учесть, что работа «Беллоны» в минувшие десятилетия была одной из главных причин для предоставления международного финансирования работам по ликвидации радиационного загрязнения на Северо-Западе России».  

Нильс Бёмер («Беллона», Осло) в порту Мурманска. Работает с вопросами радиационной безопасности в России с 1993 года. Фото: Томас Нильсен

По данным обзора «Human Rights Watch» за эту неделю, ЭПЦ «Беллона» – 152 организация, запятнавшая себя принадлежностью к иностранным агентам с момента вступления закона в силу. Только четыре организации зарегистрировались в этом качестве добровольно.

Решение Минюста в отношении «Беллоны» получило широкое освещение в российских СМИ. О нём писали ИнтерфаксТАССRegnum, Росбалт, «Коммерсант» и «Ведомости», а также радиостанции «Эха Москвы» и «Радио Свобода».

В Баренцрегионе, кроме «Беллоны Мурманск», в «иностранных агентах» числится ещё восемь НГО, некоторым в результате пришлось свернуть свою деятельность:

 

  • Центр содействия коренным малочисленным народам Севера
  • Информационно-исследовательский центр «Ясавэй Манзара» (Нарьян-Мар) 
  • Коми правозащитная комиссия «Мемориал» (Сыктывкар) 
  • Межрегиональая негосударственная организация «Северная природоохранная коалиция» (Петрозаводск) 
  • Молодёжная организация «Nuori Karjala/Молодая Карелия»
  • Гуманистическое движение молодёжи (Мурманск)
  • Центр социально-психологической помощи и правовой поддержки жертв дискриминации и гомофобии «Максимум» (Мурманск)
  • ЛГБТ-инициативная группа «Ракурс» (Архангельск)

ADVERTISEMENT

Sections
Экология