Владимир Путин на Земле Франца-Иосифа вместе с министром обороны Сергеем Шойгу в 2017 году. Фото: Кремль

В основе новой путинской стратегии в отношении Арктики лежит обычная жажда природных ресурсов

В новом стратегическом документе о развитии огромных российских арктических территорий много внимания уделено нефти, природному газу и судоходству, и совсем мало — изменению климата и зеленой энергетике.
ноября 01, 2020

Путин объявил о своем намерении утвердить стратегию еще в апреле, а 26 октября он наконец поставил свою подпись под документом, определяющим основные государственные приоритеты в Арктике на период до 2035 года.

Это произошло менее чем за полгода до перехода председательства в Арктическом совете к России.

Основной упор в 37-страничном документе сделан на социально-экономическом развитии и национальной безопасности. У него также есть приложение с 14 целевыми показателями.

Принятие стратегии происходит на фоне вложения Россией огромных средств в новую инфраструктуру, добычу углеводородов, судоходство и вооружения в Арктике. Арктика стала для Кремля приоритетным регионом, и требование Путина довести грузопоток по Северному морскому пути до 80 млн тонн к 2024 году теперь является ориентиром для правительства.

Неудивительно, что основное внимание в документе уделено освоению природных ресурсов. Слово «нефть» встречается в тексте 26 раз, а «газ» — 38 раз. Северный морской путь упоминается 26 раз, а «инфраструктура» — 46 раз.

О климате почти ничего

При этом экологическим аспектам уделено гораздо меньше внимания.

При этом во вступительной части документа говорится о «высокой чувствительности экологических систем к внешним воздействиям» и «неблагоприятных экологических последствиях», вызванных «климатическими изменениями».

ADVERTISEMENT

При этом в тех же абзацах утверждается, что изменение климата также может способствовать возникновению новых экономических возможностей.

В то время как экология Арктики упоминается в тексте десять раз, об изменении климата говорится девять раз. Возобновляемая энергетика упоминается всего три раза.

Новые рабочие места, рост грузооборота

То же касается и 14 целевых показателей в приложении. Но здесь такие слова, как «окружающая среда» и «изменение климата», даже не упоминаются. Вместо этого в приложении представлены грандиозные цифры о планах добычи нефти и природного газа в Арктике, судоходства по Северному морскому пути и инвестиций в регион.

Среди целей — создание в Арктике 200 тысяч новых рабочих мест к 2035 году и рост грузопотока в Арктике в четыре раза до 130 млн тонн.

Национальная безопасность

Одна из основных тем стратегии — безопасность, в том числе интересы военных.

Арктика все больше занимает одно из центральных мест в национальной безопасности России, и здесь ключевую роль играет Северный флот страны. За последнее десятилетие флот, базирующийся на Кольском полуострове, значительно модернизировал и расширил свой военный потенциал и открыл в отдаленных местах Арктики несколько новых баз.

По мнению авторов стратегии, в арктическом регионе растет конфликтный потенциал.

Слова «национальная безопасность» упоминаются в документе 31 раз. При этом слово «международный» упоминается 9 раз, а «сотрудничество» — 8 раз.

Более резкий тон в отношении Шпицбергена

При оценке приоритетов в Арктике в стратегии не упоминается какая-либо конкретная зарубежная страна или организация. За одним исключением: архипелаг Шпицберген выделен как место, где российское присутствие должно быть усилено на «условиях равноправного и взаимовыгодного сотрудничества» с Норвегией и другими государствами, подписавшими Договор о Шпицбергене 1920 года.

Эта формулировка отличается от предыдущей стратегии по Арктике 2013 года. В ней использован более примирительный подход и подчеркивается необходимость «обеспечения взаимовыгодного российского присутствия, хозяйственной и научной деятельности на норвежском архипелаге Шпицберген».

 
 

ADVERTISEMENT