Карине Матисен. Фото: Вилле-Риико Фофонофф, Yle

Скольты Северной Норвегии снова гордятся своими корнями: «Люди здесь не знают, что в мире все еще есть саамы-скольты»

После открытия в норвежском Нейдене нового музея саамов-скольтов местные скольты надеются на возрождение своего языка и культуры. «Норвежское государство должно предпринять действия, до того как традиционные знания будут утеряны: население постоянно стареет», - говорит представитель молодого поколения скольтов.
июля 31, 2017

Текст: Сара Весслин, YLE

Вот мы: две представительницы саамов-скольтов – одна из Норвегии, другая из Финляндии.

Мы разговариваем друг с другом по-английски, хотя могли бы использовать коллта-саамский, на котором говорили наши предки.

Карине Матисен выросла в Нейдене, небольшой деревушке в муниципалитете Сёр-Варангер, по которой река Нейденельва течет в Северный Ледовитый океан. По другую сторону границы в Финляндии культура саамов-скольтов процветает, а на языке снова разговаривают на повседневной основе.

Буквально перед интервью Карине Матисен провела церемонию открытия первого в мире музея саамов-скольтов, рассказав сотням собравшихся о том, что она сама из скольтов.

«Я принадлежу к семье Романофф из скольт-саамского погоста Нейден (Ньяуддам). Моя прабабушка, которая выросла здесь в Нейдене, была скольтом», - рассказывает Карине о себе.

Матисен описывает то, как значительную часть своей жизни она занималась поиском своих скольтских корней. В детстве она не слышала ни слова ни о своем происхождении, ни о языке.

ADVERTISEMENT

«Моя бабушка не говорила о том, что она скольт. Для ее поколения быть саамом-скольтом в Норвегии не было ничего хорошего», - говорит Матисен.

Народ-невидимка в Норвегии

Традиционно саамы-скольты проживали в северо-восточных частях Финляндии и Норвегии на территории, простирающейся от Печенги вдоль побережья Северного Ледовитого океана, и в западной части Кольского полуострова на территории России.

Из-за государственных границ скольтам трех стран стало сложно поддерживать связи и традиционный кочевой образ жизни. Саамская деревня (погост) Нейден стала частью Королевства Норвегии в XIX веке, а Вторая мировая война развела  скольтов по разным территориям.

Помимо этого, политика норвегизации отдалила скольтов из Нейдена от их языка и культуры.

В Норвегии скольты стали народом-невидимкой на территории Сапми – земли саамов. В период норвегизации скольты быстро становились норвежцами. Колтта-саамский язык здесь исчез в XX веке.

Первое, что замечаешь, когда видишь экспозицию нового музея саамов-скольтов Äʹvv, это колтта-саамский язык.

Музей предлагает посетителям побывать вместе со скольтами в местах их ежегодной кочевки, а также возможность больше узнать об истоии этого народа. Тексты в музее написаны на колтта-саамском, норвежском, русском, финском и английском.

Тем не менее никто точно не знает, сколько из скольтов, проживающих в Норвегии, по-прежнему говорят на родном языке. В Норвегии колтта-саамский не является официальным языком. У него нет того же статуса в обществе как у других саамских языков, на которых говорят в Норвегии: северносаамском, южносаамском и луле-саамском.

Без колтта-саамского выросло уже несколько поколений, поэтому задача возрождения языка в Нейдене выглядит крайне сложной, но не невыполнимой.

«Потеря языка – это тяжело. Каждый скольт в душе хотел бы вернуть язык», -  говорит ученый-этнограф Елена Порсангер.

«Другого времени для возрождения коллта-саамского языка и культуры в Норвегии не будет. Саамский парламент Норвегии сейчас должен отдать финансовый и политический приоритет возрождению колтта-саамского, чтобы можно было принять необходимые меры», - говорит Порсангер.

«Я по крайней мере по-прежнему настроена оптимистично и надеюсь, что и другие скольты также чувствуют, что этот музей может стать центром языка и кульутры скольтов. Местом, где мы можем совместно возрождать язык. Возрождение пройзойдет, как только этого захотят скольты, и здесь в Норвегии можно четко видеть, как сильно хотят этого потерявшие язык скольты», - говорит Порсангер.

Возрождению языка может помочь доклад о положении саамских языков

Помимо языка и культуры более ста лет назад скольты Нейдена потеряли права на свои земли и воды, что привело к их ускоренной норвегизации.

Еще в 1826 году Нейденский погост оказался отделенным от других поселений скольтов. Другие погосты остались за границей на территории России и Финляндии. Тогда скольты Нейдена даже не осознавали, что оказались в другой стране.

В Норвегии скольты потеряли права на рыбную ловлю в реках и фьорде. Оленеводство у скольтов также пошло на спад из-за ограничений на количество оленей и нехватки пастбищ. У скольтов из Нейдена исчезла сама основа оленеводства.

В последние несколько лет норвежское государство выделяет ресурсы для укрепления положения саамских языков.

В 2015-м правительство создало комитет по саамским язкам для изучения ситуации с ними на территории Норвегии. В 2016-м был подготовлен доклад под названием Váibmogiella («Язык сердца»), на основании которого сейчас ведется работа по развитию саамских языков и улучшению их положения.

«Мы также надеемся, что в список языков, которым оказывается поддержка, войдет и колтта-саамский, хотя у него и нет официального статуса», - говорит Анне Карин Олли из Министерства местного самоуправления и модернизации Норвегии. 

«В Норвегии нет никого, кто говорит на этом язке. Теперь после представления доклада правительству мы полагаем, что он также поможет и колтта-саамскому языку. В нем содержится много конкретных мер, которые также могут быть использованы для улучшения положения колтта-саамского», - говорит Олли.

По оценкам, на территории Финляндии, Норвегии и России проживает около 1000 саамов-скольтов. Из них примерно 600 в Финляндии и около 250 – в России.

По оценкам, в Норвегии всего лишь около 150 скольтов. Они проживают в Нейдене в губернии Финнмарк. Точное число установить сложно, поскольку у разных стран разные критерии для этнических групп.

В значительной степени на эти цифры также повлияло то, как господствующие культуры заставляли саамов ассимилироваться. Немногие скольты в Нейдене знают о том, что они скольты.

Исследователь Елена Порсангер, которая много занимается изучением истории скольтов, сама тоже из скольтов из России.

«Нам, саамам-скольтам, необходимо ощущение общности, что мы один народ, живущий в трех странах. В каждой из этих стран мы как народ пострадали по-разному. Мы научились по-разному жить в этих условиях. Но сейчас мы могли бы вместе работать для нашего общего будущего», - подчеркивает Порсангер.

По мнению Порсангер, для скольтов из Нейдена остается характерной низкая самооценка из-за своего происхождения. Она говорит, что когда традиционный источник средств к существованию был утрачен, остановилась и передача языка следующему поколению.

«Мне как скольту очень приятно видеть то, как местная молодежь скольтов возвращается к своей идентичности. Раньше они говорили, что являются потомками скольтов, но сейчас они с гордостью говорят, что они скольты. «Потомок» имеет отношение к истории, а не к настоящему. Заявляя, что ты скольт, ты также повышаешь самооценку», - с радостью отмечает Порсангер.

«Необходимо принять незамедлительные меры по укреплению культуры скольтов»

В июне 2017-го сотни людей собрались на праздник рядом с музеем скольтов в Нейдене.

Планы по созданию музея саамов-скольтов Äʹvv появились в начале этого тысячелетия. Сейчас здесь на берегу реки Нейденельва собрались саамы-скольты в красивых нарядах из Финляндии, Норвегии и России. Березовую рощу освещают лучи солнца, в то время как берег реки заполнен смехом и радостными людьми.

Ни Карине Матисен, ни я не говорим на колтта-саамском, но мы оживленно обсуждаем, что могли бы сделать для нашего родного языка в будущем. Можно начать с чего-то небольшого: коротких занятий по языку и курсов рукоделия в фойе нового музея.

Карине Матисен убеждена, что Нейдене, в самом западном погосте скольтов, культура скольтов возродится снова. Однако возрождение языка и культуры необходимо начать незамедлительно из-за опасности исчезновения традиционных знаний с уходом из жизни самых пожилых скольтов.

«Думаю, для нас как для более молодого поколения крайне важно наличие такого музея в Нейдене. Здесь мы можем узнавать о нашей культуре и возрождать наш язык. Это может оказаться сложным, поскольку сейчас в Норвегии живет мало потомков скольтов», - с тревогой говорит Матисен.

Матисен подтверждает, что у скольтов в Нейдене низкая самооценка.

«Нас так мало. Мы должны больше рассказывать людям в Норегии о скольтах. Немногие знают, что в мире по-прежнему живут скольты. Мы должны рассказывать об этом, и это будет первым шагом. Мы должны начать с рассказов детям о культуре скольтов, и мы должны работать над воссозданием нашей идентичности», - говорит Матисен.

Музей скольтов называется Äʹvv, что на колтта-саамском означает проблеск солнца, и это как раз то, что представляет собой здание музея. Музей в Нейдене освещает дорогу, давая местным скольтам возможность найти путь к своим корням.

«Еще во время строительства музея мы очень много обсуждали культуру и положение скольтов в Норвегии. У себя в семье мы в последнее время тоже стали говорить об этом гораздо больше. Я очень этому рада», - говорит Карине Матисен с улыбкой.


 

Материал Yle Sapmi публикуется в рамках партнёрства СМИ и блогеров Баренцрегиона Eyes on Barents

ADVERTISEMENT