НИКОГДА В ЖИЗНИ. Сергей Габинет никогда в жизни не будет делать работу для норвежцев. Со вводом санкций цены на импортную эмаль взлетели до небес. Photo: Birgitte Wisur Olsen

"Таков мой маленький ответ"

"Никогда в жизни ничего не буду делать норвежцам," – говорит кузовной мастер Сергей Габинет. Он не собирается оказывать услуги норвежцам и не верит в сотрудничество через госграницы.
октября 02, 2018

Для каких-то товаров норвежско-российская граница на замке, но санкции нисколько не мешают тому, чтобы жители приграничья приобретали какие-то нужные товары и услуги друг у друга. На норвежской стороне, к примеру, подгузники и варенье, на российской – бензин и дизтопливо, суши, автосервис – от ремонта и техобслуживания до тонирования стёкол и покраски.

Но если жителю приграничья понадобится покрасить машину, и если он норвежец, он может обратиться к кому угодно, только не к Сергею Габинету (45) из Заполярного. Норвежцев он не принимает категорически. Он принципиальный человек, любит Россию и не любит отношение простых норвежцев к санкциям.

«Поэтому для них ничего и не делаю. Нет, и всё. Пункт первый: санкции влияют на импорт. Цены растут, например, эмаль стала минимум вдвое дороже,» – говорит он, показывая на уставленный банками с автоэмалью стеллаж во всю стену в гараже, где располагается его мастерская. У него, сообщает он с гордостью, целых шесть гаражей, но норвежским автомобилям ни в один из них не попасть.

DOUBLE MORAL: Gabinet considers it disgusting double standard to label Russia as a bad country, and at the same time wanting to buy cheap services. Photo: Birgitte Wisur Olsen

Страна плохая 

45-летний мужчина развивает мысль.

«Норвежское государство сказало «да» санкциями, тем самым выступило против России и зачислило её в «плохие». Норвежский народ тоже сказал «да», «вперёд». Но всё равно они сюда приезжают, а ты для них что-то делай! Они приезжают только потому, что здесь дешевле. Хотят сэкономить. Они тоже считают, что Россия плохая, но хотят, чтобы я обслужил их задёшево. Таких я считаю людьми плохими, и работу для них не делаю. Норвежцы могли протестовать, могли по-разному выразить своё мнение, если не были согласны с государством по вопросу о санкциях. Могли выйти на демонстрацию, вариантов много. Поэтому мой маленький ответ такой. Разумеется, я помогал норвежцам, если они стояли на дороге и им нужна была помощь, а я ехал мимо. Это уже другая ситуация. Таким я же ничего не предлагаю за деньги, но могу помочь, если необходимо.»  

У вас есть понимание, почему ввели санкции? Что это был в какой-то мере ответ на ситуацию на Украине и в Крыму?

«Да, связь мне понятна. Я вовсе не скинхед, могу понять, как они мыслят. Но я не имею дел с Норвегией, с Германией, к примеру, с Францией – если подобная ситуация возникнет. По моему мнению, вводить санкции против России – грубое нарушение.»

ADVERTISEMENT

Без прелюдий мастер перескакивает на другую тему.

«Кроме того, я считаю, что норвежская ювенальная юстиция поступает неправильно, когда сначала отнимает детей, и только потом начинает проверять условия,» – говорит он убеждённо.

 
AT EACH ONE’S OWN SIDE: People do not want any confrontation and Norway is definitely not a strong country, so there is no danger there, says Sergey Gabinet from Zapolyarny. Here, the mining plants outside the town. Photo: Birgitte Wisur Olsen

Без сотрудничества 

А как же международное сотрудничество – в спорте, культуре, например? Как по-вашему, должно быть сотрудничество через границы?

«Да, футбольные мячи тоже вдвое подорожали,» – смеётся он. «В Заполярном есть такие, кто играет в футбол с норвежцами – но для этого они ни много ни мало ездят в Норвегию! Думаю, что сотрудничества через границы не требуется. Думаю, ничего хорошего нет в таком частном сотрудничестве, которое пошло на убыль между Печенгским районом и Сёр-Варангером. Хорошо показать, что русские умеют играть в футбол, что у нас проводятся выставки и семинары, но в это сотрудничество через границы я не верю.»

Вы считаете, что возможна эскалация конфликта, или же такое сотрудничество способствует пониманию друг друга?

«Нет, я так не думаю. Люди не хотят конфликта с Норвегией, и Норвегия не то чтоб очень сильная страна, так что угрозы нет. Вы живёте там, мы здесь. Никакой проблемы нет.»

Вы патриот?

«Трудно сказать. Я помогаю старушкам перейти через дорогу, я человек обыкновенный.»

Вы гордитесь Россией?

«Не знаю, можно ли так сказать, могу сказать, что Россию я люблю.»  

Сергей Габинет (45) живёт Заполярном с тех пор, как уехал с Украины 19 лет назад.

Когда речь заходит о том, чтобы сделать фотографию, ситуация усложняется. Аргументы, что статья будет лучше восприниматься, если при ней будет его фотография, что имя его всё равно прочтут, равно как и его слова, увидят снимки гаража, мастер не принимает.  

«Мне ни к чему фото в норвежской газете, и мне не важно, понравится что-то норвежцам или нет,» – подчёркивает он.

Гордый, непреклонный, несгибаемый, как сама страна.

Деньги не пахнут 

По оценкам, в Заполярном 50% жителей толерантно относится к норвежцам, 50% – нет. Или же им всё равно. Отношение, продемонстрированное Сергеем Габинетом, встречается не так уж редко. Нетипично, когда отказываются от денег, но лично он известен как отличный мастер, к которому стоит длинная очередь.

«Я знаю, что зарплаты не меняются, а вот цены растут, – комментирует ещё один человек в ответ на вопрос об атмосфере норвежско-российского сотрудничества, отмечая при этом, что в норвежских тюрьмах питаются лучше, чем в российских детских садах.»

У Евгения Тропина свой автосервис и есть и норвежские клиенты.

«Проблем с этим нет. Они платят, а деньги это деньги.»

По его словам, он никогда не участвовал в сотрудничестве «от человека к человеку» в области спорта или культуры:

«Нет, на это у меня нет времени.»

Участвуют ли родственники или дети, он не знает:

«Не слышал,» чтобы они об этом говорили.

Как, по-вашему, можно вовлечь больше людей в сотрудничество между простыми людьми?

«Не знаю, но думаю, это важно и хорошо, что мы можем встречаться.»

НОРВЕЖСКИЕ КЛИЕНТЫ. – Никаких проблем. Они платят, деньги это деньги, – говорит Евгений Тропин. Анатолий Миранюк меняет шины и не имеет ничего против того, чтобы оказывать услуги норвежцам.​ Photo: Birgitte Wisur Olsen

Милости просим 

Иван Зейкан – ещё один автомеханик из Заполярного, и норвежским клиентам он только рад.

Норвежцы, по его словам, хорошие клиенты, могут заплатить чуть больше, чем российские автомобилисты, они нормальные, тихие и понимающие люди.  

К напряжённой ситуации между двумя граничащими странами он относится спокойно.

«Политикой я не интересуюсь, новости не смотрю. Для меня все люди адекватные,» – говорит он.

Время от времени он ездит за границу навестить русских друзей, которые живут в Норвегии.  

По мнению одного жителя приграничья с норвежской стороны, Сергей просто целит не туда.

«У простого человека с улицы нет никакой возможности повлиять на принятие решения по санкциям против России. Решения принимаются совсем на другом уровне, и все мы, конечно, знаем где,» – говорит этот человек, пожелавший остаться анонимным, чтобы не пускаться в политическую дискуссию, которая может только привести к неприятностям в следующий приезд. «Жители Сёр-Варангера ничего против русских не имеют. Думаю, если бы в центре Киркенеса провели опрос, американцам досталось бы крепче, чем русским.»

ВЗАИМОПОНИМАНИЕ. У автомеханика Ивана Зейкана нет проблем с норвежскими клиентами «это нормальные, понимающие люди,» говорит он. Photo: Birgitte Wisur Olsen

This is the second in a serie of articles with focus on life and contacts in the Norwegian-Russian borderland in the north. You can read the first here:
Smile for visa-freedom, but few travel from Russia’s borderland to Norway.

ADVERTISEMENT

ADVERTISEMENT