Фото: Атле Столесен

Москва протестует против норвежского контроля над шельфом Шпицбергена

Обвинение Норвегии в нарушении Договора о Шпицбергене начинает входить у российского МИД в привычку.
марта 16, 2021

В прошлую пятницу официальный представитель МИД России Мария Захарова выступила с резкой критикой в адрес Норвегии за ее политику в отношении заполярного архипелага Шпицберген. По словам Захаровой, у норвежского правительства нет права открывать шельф Шпицбергена для нефтегазовой деятельности.

Официальный представитель министерства особо отметила девять участков, которые, по ее словам, входят в «зону действия Договора о Шпицбергене».

Москва утверждает, что бурение в этом районе нарушает договор.

«Настоятельно призываем Норвегию к неукоснительному соблюдению Договора, являющегося международно-правовой основой суверенитета Королевства над архипелагом», — подчеркнула Захарова на брифинге.

Неоднократная критика

Российский МИД  далеко не впервые атакует норвежскую позицию по Шпицбергену. Собственно говоря, жесткая критика Осло со стороны Москвы становится все более обычным явлением.

Особенно резкая риторика российской стороны была приурочена к 100-летию договора, отмечавшегося в начале 2020 года.

Всего за несколько дней до юбилея договора российский министр иностранных дел Сергей Лавров в письме в адрес министра иностранных дел Норвегии Ине Эриксен Сёрейде подчеркнул, что Россия ощущает дискриминацию на архипелаге, и призвал к проведению «двусторонних консультаций для устранения ограничений в деятельности российских структур на архипелаге».

Российская сторона снова озвучила эту позицию через несколько недель, когда направила Осло дипломатическую ноту в связи с задержанием российского траулера.
 

Морское сообщение между Лонгйиром и Баренцбургом на Шпицбергене. Фото: Атле Столесен

Шельф Шпицбергена


Подписание Договора о Шпицбергене в 1920 году и его последующая ратификация в 1925 году дали Норвегии суверенные права на архипелаг. При этом в соглашении содержались определенные условия — на архипелаге не должно быть военного присутствия, а граждане и предприятия подписавших договор государств получили право заниматься здесь хозяйственной деятельностью.По словам старшего научного сотрудника Института Фритьофа Нансена Арильда Муе, давление со стороны России вряд ли изменит норвежскую политику в отношении Шпицбергена.

«Норвежские власти очень последовательны в этом вопросе», — подчеркнул он в разговоре с Barents Observer.

Специалист по Шпицбергену и российской Арктике Арильд Муе. Фото: Томас Нильсен

Норвегия утверждает, что Договор о Шпицбергене касается только суши и прибрежной 12-мильной зоны, а не расширенного шельфа архипелага. При этом против такой трактовки выступают Россия и ряд других стран.

Если бы к шельфу применялся закрепленный в договоре принцип равных прав на добычу ресурсов, компании из России и других государств-участников договора имели бы право заниматься добычей углеводородов и другой экономической деятельностью наравне с норвежскими компаниями, как только Норвегия решила бы открыть шельф. При этом крайне непонятно, как такой шельфовый режим мог бы выглядеть.

Не в российских интересах

Муе пояснил, что Россия оспаривала выделение Норвегией лицензионных участков в этом районе и в 2015 году. При этом он утверждает, что на самом деле Москва может и не хотеть изменения режима управления на Шпицбергене.

«Они давят на Норвегию и повышают уровень драматизма, но на самом деле не хотят перемен», — считает он.

«Присутствие в регионе заинтересованных сторон из большего числа стран было бы не в интересах России», — пояснил он.

Кроме того, нефтяные компании теряют интерес к крайне далеким лицензионным участкам, а на последний лицензионный раунд в Норвегии заявились всего шесть компаний. В отличие от предыдущих 23-го и 24-го лицензионных раундов в списках претендентов нет российских компаний.

Какие лицензионные участки

В недавней словесной атаке Москвы упомянуты девять лицензионных участков в зоне Шпицбергена. Но, какие участки на самом деле имеет в виду российский МИД, непонятно.

По словам писателя и аналитика Пера Арне Тотланда, невозможно понять, относятся ли слова Марии Захаровой к распределению участков в январе этого года в так называемых «заранее определенных районах» или к объявлению о 25-м лицензионном раунде в ноябре прошлого года.

ADVERTISEMENT

Пер Арне Тотланд внимательно следит за развитием событий на Шпицбергене. Фото из личного архива

«В ходе распределения участков в заранее определенных районах в январе участков в пределах так называемого «Шпицбергенского прямоугольника», района Баренцева моря, который, по утверждениям России, подпадает под действие Договора о Шпицбергене, распределено не было. В заявленном 25-м лицензионном раунде действительно есть участки в пределах этого прямоугольника, но они будут распределяться не раньше июня», — пояснил он в разговоре с Barents Observer.

По словам Тотланда, заявление российского МИД укладывается в хорошо известную схему.

«В последние несколько лет Россия усилила критику ряда направлений норвежской политики в отношении Шпицбергена. На мой взгляд, российская кампания безосновательна, ее цель — просто усилить давление на норвежское правительство».

Норвежский нефтяной директорат отказался дать комментарии к этому материалу, а Министерство нефти и энергетики страны не ответило на запрос о комментарии на момент публикации.

 

ADVERTISEMENT