Портовые сооружения для перевалки угля в Ван Мийенфьорде. Фото: Томас Нильсен

100 лет норвежской добычи угля на Шпицбергене подошли к концу

На фоне растущей геополитической и стратегической важности этого арктического архипелага Правительство Норвегии четко дает понять, что эта мощная в прошлом отрасль должна свернуть свою деятельность.
октября 13, 2017

Кабинет премьер-министра Эрны Сулберг без обиняков заявляет, что больше не хочет субсидировать добычу угля в горах острова Западный Шпицберген.

В проекте бюджета, представленном сегодня правительством, предлагается закрыть шахты Свеа и Лунчефьель и начать очистку прилегающих к ним территорий.

Вести добычу предполагается только на шахте №7, чтобы обеспечивать углем местную ТЭЦ.

Писатель и эксперт по Шпицбергену Пер Арне Тотланд. Фото из личного архив

«Это конец более чем столетней эпохи добычи угля на Шпицбергене», - говорит писатель и эксперт по Шпицбергену Пер Арне Тотланд. Он считает, что основной причиной для закрытия шахт является экономика.

В течение многих лет Норвегия вкачивала миллионы крон в угольную промышленность на Шпицбергене. А экономические проблемы у принадлежающей государству угольной компании SNSK все росли вслед за снижением цель на уголь.

В отчете компании за 2-й квартал этого года говорится, что существующих средств хватит только до конца 2017 года и дальнейшая деятельность предприятия будет зависеть от внешних вложений.

ADVERTISEMENT

Погрузка угля на Шпицбергене. Фото: Бьерн Францен​

Новые отрасли

Сворачивание горной промышленности на Шпицбергене не стало сюрпризом. В правительственном “Белом докладе” 2016 года, посвященном архипелагу, было объявлено о моратории на добычу угля на шахтах Свеа и Лунчефьель и подчеркивалось, что “существует значительная неопределенность относительно возобновления добычи”.

В качестве замены были предложены другие отрасли, в первую очередь туризм, наука и высшее образование.

Возврат к геополитике

Однако, как считает Пер Арне Тотланд, парадокс заключается в том, что шахты закрываются в том период, когда международное давление на политику Норвегии в отношении Шпицбергена растет с нескольких сторон.

Добыча угля на Шпицбергене. Фото: Томас Нильсен​

Добыча угля была ключевой отраслью на Шпицбергене с момента получения Норвегией суверенитета над архипелагом в 1920 году. Шахтеры играли для Норвегии очень важную геополитическую роль в качестве средства поддержания деятельности и проживания на архипелаге.

«SNSK до настоящего времени была одним из самых важных инструментов в арсенале Норвегии в отношении Шпицбергена, а сейчас правительство фактически откладывает этот инструмент в сторону», - говорит Тотланд.

«Оно меняет кувалду на маленькие пассатижи»

Помимо этого, как считатет Тотланд,  закрытие шахт может обойтись Норвегии дороже, чем продолжение их работы. По оценкам, закрытие шахт и очистка территории будет стоить до миллиарда крон, в то время как нельзя исключать того, что Свеа и Лунчефьель все-таки смогли бы быть рентабельными.

«Возобновление добычи также создало бы 200 новых рабочих мест в течение следующих 12 лет, а это очень серьезно для небольшой экономики Шпицбергена», - сказал аналитик Barents Observer.

«И это дало бы нам время провести реструктуризацию общества”, - добавил он.

Уголь в Баренцбурге. Фото: Бьерн Францен

Роль России

На Шипцберген распространяется суверенитет Норвегии, и там действует ее законодательство. Параллельно с этим Договор о Шпицбергене 1920 года дает другим подписавшим его странам право эксплуатации местных природных ресурсов.

Когда норвежская угледобывающая компания закроет свои шахты, на ее место потенциально могут прийти другие компании.

Существуют обязательства, связанные с выделенными для добычи участками и лицензиями, и потенциально их могут забрать другие заинтересованные стороны, считает Тотланд.

«Компании из других стран, подписавших Договор, могут потребовать получения ими лицензий и начать добычу на бывших шахтах SNSK», - предупреждает он.

«И эти компании могут получать субсидии со стороны своего правительства и таким образом не зависеть от коммерческой составляющей».

Многие десятилетия на Шпицбергене активно присутствует Россия. В поселке Баренцбург сейчас проживает 570 человек, а российская компания “Арктикуголь” ведет добычу угля на архипелаге с 1930-х годов.

Милитаризация

Бюджет правительства Норвегии в отношении Шпицбергена представлен на фоне роста военного присутствия в водах Арктики, что в свою очередь повышает стратегическую роль архипелага.

За последние годы Россия модернизировала и расширила военную базу на расположенном неподалеку архипелаге Земля Франца-Иосифа. База представляет собой комплекс площадью 14 тысяч квадратных метров, рассчитанный на проживание и несение службы группой численностью 150 военнослужащих, а также аэродром для реактивных истребителей.

В докладе Министерства обороны России за 2016 год, опубликованном на прошлой неделе, говорится о том, что политика Норвегии в отношении Шпицбергена повышает «потенциальный риск военных конфликтов». В докладе говорится, что власти Норвегии стремятся к установлению «абсолютной национальной юрисдикции над архипелагом Шпицберген и прилежащей 200-мильной акватории», и звучат обвинения в том, что у Норвегии есть планы по одностороннему пересмотру международных договоренностей.

ADVERTISEMENT

Sections
Арктика